Итоги 2021 года от Андрея Мовчана: экономика России. Часть 4

В России ковид еще не закончился – заболеваемость плавно сокращается, но все еще превышает пиковый уровень предыдущей волны, а смертность находится на максимумах. В России и развитом мире как будто два разных вируса: в той же Великобритании заболевающих в день больше процентов на 25-30, а смертей меньше в 12-13 раз. Такая разница является, по всей видимости, результатом сразу многих факторов: занижения статистики заболеваемости в России (плохо тестируют); низкого процента привитых (особенно с учетом привитых неработающими вакцинами и поддельных справок); неспособности выхаживать больных, особенно в регионах, где медицинское обслуживание давно уже находится на отчаянно плохом уровне и только ухудшается.

Избыточная смертность в России – 26%, в столицах и того больше – 33%; в Ингушетии – 40%. Тем не менее жизнь в России идет своим чередом, практически все рабочие места функционируют как до пандемии, и разве что маски на подбородках кое-где отличают россиян модели-2021 от них же модели-2019.

Если верить Росстату, российский ВВП в 2021 году растет на 4,3% (плюс-минус, год не закончен) и его реальный уровень составит на Новый год +1% к уровню 2019-го. Подтвердить или опровергнуть эти цифры сложно, но, разумеется, восстановительный рост в 2021 году имеет место. Его главные компоненты, однако, не порадуют вдумчивого экономиста.

Основой роста явились восстановление государственных инвестиций и рост госрасходов. В условиях хронического профицита бюджета и счета текущих операций вливать средства в госпроекты не сложно – проблема в крайне малом мультипликативном эффекте; по независимым исследованиям кумулятивный мультипликатор госпроектов в России близок к нулю. И это не «особый российский путь», это судьба госинвестиций во всех странах, кроме тех, где уровень инфраструктуры и ВВП на человека совсем уж кошмарный. Хочется воскликнуть: «А Китай?» А что Китай – не надо путать рост ВВП в моменте из-за госинвестиций и рост ВВП из-за того, что раньше были сделаны госинвестиции. В Китае это (пока что) – вечный огонь, и программа Industry 4.0 – лишнее подтверждение, а рост становится все медленнее и медленнее.

Второй важной компонентой явился ковид. Ограничения на выезды за границу заставили россиян потратить около 30 млрд долларов дома, а не в других странах. Эта сумма как-никак более 1,5% ВВП!

Помогли ВВП и цены на углеводороды – по очень неточным подсчетам рывок цен на газ добавил 1% ВВП, возврат цен на нефть к доковидным пикам вернул и доходы, несмотря на то, что производство и экспорт продолжают отставать от уровня 2019 года.

Наконец, на ВВП оказали влияние раздачи денег – «противоковидных», «под Конституцию» и «под выборы». Они транслировались в потребление в условиях глубоко недомонетизированного спроса и дали такой же разовый рост ВВП, как и инфляции.

Все факторы носят разовый характер. Все факторы, кроме последнего, не имели и не имеют отношения к домохозяйствам – немудрено, что потребление домохозяйств, упав в 2020 году, осталось на месте в 2021-м. Средние доходы россиян в 2020 году упали на 7,5%; в 2021-м Росстат предварительно фиксирует рост лишь на 4,9% – то есть по сравнению с 2019 годом доходы упали на 3%. Количество малых и средних бизнесов упало в 2020 году на 9% и в 2021-м не изменилось; здесь, кажется, есть и небольшой пузырь – часть бизнесов сохранялась исключительно ради постковидных льгот. Посмотрим, какая статистика будет в 2022-м.

А вот инфляция, естественно, пошла вверх, обнулив все достижения ЦБ за последние десять лет. Российская инфляция – это не транзиторная инфляция издержек, как в США, это полноценная инфляция спроса, который получил монетизацию и за счет раздач денег (ау, адепты мягкой политики и минимальной зарплаты в 25 000 рублей, где вы теперь? Все так же будете спорить с инфляционным характером монетизации спроса в России?) и за счет стремления взять кредита больше и быстрее в преддверие роста ставок. Разумеется, есть в российской инфляции и другие компоненты – в частности рост рыночной стоимости углеводородов и продуктов питания, рост цен на импортные товары (импорт инфляции), сокращение внутреннего производства. Так или иначе официально инфляция уже «к северу» от 7%, и оптимистический прогноз на 2022 год – 6% (лично я в него не верю – импорт инфляции до нас еще не докатился в полном объеме, ноябрьское удешевление рубля еще не сказалось на ценах).

ЦБ отвечает на инфляцию крайне жестко – увеличивая ставки и тормозя тем самым, в частности, падение курса рубля; однако нерезиденты все равно будут уходить из российского рублевого долга, и это будет балансировать рынок. Кроме того, конечно, рост ставок должен негативно влиять на рост экономики (не связанный с госинвестициями и сырьем). Однако, как говорит консенсус российских экономистов, ни у ЦБ, ни даже у правительства вопрос экономического роста страны в повестке не стоит.

Если что касается пандемии, Россия сильно отличается от развитых стран, то касательно экономики граница пролегает уже внутри России: Москва с областью и «все остальное» смотрятся на экране экономического прибора как две абсолютно разные страны. Рост ВВП Москвы в 2021 году (очень предварительно) составит фантастические 28%. Рост инвестиций в Москве – 22% (всего по стране – плюс 7,6%). Москва и область – это 25% всех инвестиций страны, 22% всех бюджетных инвестиций. Москва и область – это 22% ипотеки и 20% ввода жилья в стране; 70% расходов страны на транспортную инфраструктуру – это Москва и область.

А внутри преимущественно Москвы, но не только, живет особый гражданин России по имени бюджет. Доходы бюджета в 2021 году выросли на 20% (в том числе НДФЛ – плюс 15%, налог на прибыль – плюс 47%). Бюджет в России любит инвестировать (об этом мы уже писали выше), но не любит российских граждан. На фоне такого роста доходов расходы российского бюджета на здравоохранение в 2021 году составили в рублях столько же, сколько и в 2019-м. Еще четче эта закономерность прослеживается в Москве: расходы на ЖКХ выросли на 30%, расходы на медицину упали на 20%.

В 2022 год Россия вступает, оставаясь в эпицентре эпидемии, но уже восстановившись после провала 2020-го. В каком-то смысле мы возвращаемся в 2013 год – рост низкий, инфляция и ставка высоки, и даже на границе с Украиной опять напряжение. Восстановительный рост закончен, и доходам населения (сделавшим еще минус 3% и уже находящимся на уровне 2007 года) придется встретиться в 2022-м с проблемой роста при стагнирующем ВВП (спойлер – никому никогда не удавалось даже сохранять доходы населения при стагнирующем ВВП) и одновременно с инфляцией. При этом, если вы живете в Москве или области, для вас эта проблема будет относительно эфемерной – ВВП Москвы продолжает расти и продолжит еще и в 2022 году. Ну и конечно, если вы имеете отношение к распределению бюджетов, все что я пишу, может показаться вам нонсенсом – доходы растут как никогда. Так, реализуя комбинацию из сюжетов «Голодных игр» и «Чипполино», Россия вступает в 2022 год.

Конспект мыслей Андрея Мовчана и замечательных предновогодних выступлений:

Александра Габуева

Владимира Дребенцова

Вячеслава Иноземцева

Сергея Гуриева

Натальи Орловой

Натальи Зубаревич

Антона Табаха

Евгения Когана

Константина Сонина

Джессики Берд

Роберта Барбы

Пола Кругмана

Джона Берн-Мердока

и других.

Примечание: все вышеуказанные цифры являются аппроксимациями за 9-10 месяцев.