Ru En
MENU
Ru En
logo
back 6 April’ 2017

Черное зло

Article
6 April’ 2017

«Материал впервые был опубликован на сайте Радио Свобода

Новых месторождений мало, в 2016 году прирост нефтегазовых запасов находился на уровне добычи. Доля нераспределенного фонда недр с запасами нефти составляет около 6 процентов, заявил глава Минприроды Сергей Донской – то есть практически все открытые месторождения распределены между добывающими компаниями.

Разработка трудноизвлекаемых запасов нефти требуют иных цен на нефть. Добыча нефти на Арктическом шельфе рентабельна при 75–100 долларах за баррель.

Возможен ли подобный уровень цен в обозримом будущем – неизвестно. Недавний рост цен, вызванный решением стран ОПЕК сократить добычу, был остановлен немедленным увеличением производства в США сланцевой нефти.

Финансист и директор программы “Экономическая политика” Центра Карнеги Андрей Мовчан, подготовивший в соавторстве с Александром Зотиным и Владимиром Григорьевым большое исследование нефтезависимых экономик, говорит как об очевидном факте, что Россия сейчас производит нефть на пике возможностей:

Нефтяной ресурс России велик, но при высоких ценах

– У нас разведывают все меньше серьезных запасов, все имеющиеся – уже в эксплуатации, ничего нового серьезного не находят в последнее время и вряд ли найдут. Почти все месторождения, которые сейчас не эксплуатируют активно, относятся к очень дорогим по себестоимости. Нефтяной ресурс России велик, но при высоких ценах. Проблема еще и в том, что у нас очень неэффективные способы добычи, коэффициент добываемости на 10–15% ниже, чем в среднем в мире, и этот разрыв для конвенциональной нефти потихоньку растет – в основном, потому что мы пытаемся добыть как можно быстрее в ущерб общему объему извлекаемых запасов в будущем. Поэтому у специалистов есть версия, что через 5–6 лет у России появятся трудности с поддержанием добычи на нынешнем уровне, через 10–15 лет она серьезно сократится, а к 2035 году, по некоторым прогнозам, предельная добыча упадет примерно вдвое.

Мовчан согласен и с тем, что нынешнее устройство мирового рынка нефти делает сомнительным резкий рост цен в ближайшей перспективе:

Эта нефть рынку просто не нужна

– Никто не знает будущую цену, иначе мы с вами могли бы быть намного богаче, инвестируя в нефть (или ее продавая). Но есть общее соображение, что цена на нефть действительно достигла равновесных значений. Есть такой огромный рычаг, как сланцевая нефть, технология добычи которой совершенствуется безостановочно. В какой-то момент возникло ощущение, что в темпах роста объема нефти, добываемой за единицу времени из средней скважины в Америке, произошел перелом, замедление, но сейчас кривая опять выстрелила вверх. Уже это означает почти пропорциональное снижение себестоимости добычи. Если два года назад мы говорили, что себестоимость сланцевой нефти около 40–50 долларов за баррель, сейчас все говорят о 35–45, а скоро, наверное, заговорят про 30–40. При этом надо понимать, что сегодняшняя извлекаемость сланцевой нефти на порядок ниже, чем у “обычной”, – это значит, что впереди еще кардинальный рост эффективности сланцевой добычи. А еще есть огромные запасы сланцевой нефти в районах, бедных водой (которые ждут технологии плазморазрыва). А еще есть потенциал роста эффективности в разведке, удешевления оборудования, сокращения потерь. Поэтому нефти по 75 долларов за баррель может не быть никогда. Но даже – одномоментная – цена по 75 нас тоже не спасает. Чтобы начать получать нефть на арктических месторождениях, потребуются 5–7 лет инвестиций. Совершенно не важно, будет ли завтра цена 75 долларов за баррель, важно, удержится ли эта цена те самые 7 лет. Она, конечно, не удержится, даже говорить не о чем. Поэтому прогноз по арктическим месторождениям нефти – на современном этапе, и это не 10–20 лет, а намного больше – эта нефть рынку просто не нужна.

Взрывной рост доходов от продажи нефти в 2000-х годах, как считается, способствовал движению в сторону авторитаризма режима Владимира Путина, в начале своего правления придерживавшегося более либеральной политики: сверхприбыли, полученные не от диверсифицированной экономики, а от продажи нефти, позволяют не заботиться более о создании хорошей среды для бизнеса и “подкупать” население, получая его электоральную поддержку. Может ли снижение нефтедоходов в ближайшие 10–20 лет коренным образом повлиять на экономику России и развернуть этот тренд? Влияние ресурсозависимости на политическое устройство можно оценить по истории других стран с подобным устройством экономики. Этот опыт описан в исследовании Андрея Мовчана и его соавторов: “Сегодня, на закате почти 15-летнего периода ненормально высоких цен на углеводороды, логично ограничиться странами, испытавшими углеводородную зависимость в начале XXI века, и оценить степень успешности их опыта в диверсификации экономики. Тем более это актуально для России – страны, чья экономика и политический строй претерпели существенные изменения в связи с пролившимся на страну потоком нефтедолларов”. Мовчан рассказывает, что в работе изучен опыт десяти стран:

Впереди 8–10 лет стагнации и ничегонеделания

– Наш главный интерес был выяснить, как это бывает “у них”, чтобы сравнить с нами. Сценарии у разных стран разные, сегодняшний российский сценарий в общем не уникален. Россия находится в рецессии – регулировка ВВП с помощью военного бюджета и цены на нефть не отражает реальности с точки зрения доходов населения или промышленного производства. Скорее всего, рецессия продолжится. У России есть большие резервы и все еще достаточно высокий показатель ВВП на душу населения – Россия относится к странам со “средним” объемом добычи нефти и газа на душу населения, нас это спасает даже при нынешних ценах. Скорее всего, впереди 8–10 лет такой же стагнации и ничегонеделания. Дальнейшее, по большому счету, зависит от политической воли общества. Но сегодня общество, в основном, просит государство стать еще сильнее, раздавать больше денег, а запроса на реформы, способные диверсифицировать экономику, нет. Если так будет продолжаться, государство будет вынуждено стать сильнее и раздавать больше денег, национализировать все, что можно национализировать, в том числе доходы немногих прибыльных хозяйствующих субъектов, увеличить налоги, проводить постоянную и, возможно, нарастающую эмиссию, чтобы поддержать людей, зависящих от бюджета. На этом можно прожить еще какое-то время, может быть, даже лет десять.

Венесуэльский, иранский, казахский или алжирский сценарии

В ловушку колебаний между правыми и левыми курсами в рамках тоталитарного строя – на фоне снижающегося ВВП и уровня жизни населения – попадали много стран. Аргентина – самый яркий пример, ее хватило на сто лет такого движения вниз. В нашем исследовании говорится, что Россия – по объему добычи нефти на душу населения и качеству ее использования внутри страны – попадает в четко очерченную группу, в которой находятся Иран, Венесуэла, Казахстан и Алжир. Это в некотором смысле портреты стран, в которые Россия может превратиться в зависимости от того, в какую сторону двинется. Есть, правда, Канада, в которой уровень добычи нефти на душу населения похож на наш, но эффективность намного выше. Но шанс стать Канадой, двинувшись в сторону эффективности, пока не просматривается – ни власть, ни элиты, ни общество такого запроса не формируют. Поэтому на повестке дня – венесуэльский, иранский, казахский или алжирский сценарии.

       Сценарий “Алжир” – неидеологизированная квазивоенная диктатура

Если при исчерпании сегодняшних запасов власти под давлением левых придется начать инфляционное стимулирование, печатать деньги, естественным образом потребуется регулировать цены и так далее, то через какое-то время мы можем получить Венесуэлу – закрытые рынки, высокая инфляция, популизм, протекционизм, в конечном счете – полная разруха и развал. За похожий сценарий выступают российские коммунисты, либерал-демократы, другие левые и, неожиданно, ряд экономистов (и псевдоэкономистов) и даже одна микропартия, называющая себя рыночной и либеральной. Крайне правый поворот – это условный Иран, курс на изоляционизм, патриотизм, религиозность, полный контроль со стороны формальных и неформальных государственных структур над экономикой и политикой, конфронтация с миром. За этот курс активно выступает большая часть депутатов Думы, так называемое “силовое лобби”, православные патриоты. Мы знаем, как живет Иран, хотим мы такого или не хотим – нам решать. Условный Казахстан – это опора на национального лидера, способного уравновесить интересы различных групп, попытка балансировать между интересами двух крупных держав (в нашем случае, это ЕС и Китай) с постепенным превращением в страну-сателлит. Вариант “Казахстан”, наверное, самая мирная из перспектив, но в отличие от реального Казахстана в России достижение консенсуса и “мирное” сжатие до роли малого государства практически невероятны. Собственно, у этого пути нет сторонников. Наконец, сценарий “Алжир” – неидеологизированная квазивоенная диктатура, существенно более жесткая, чем нынешний российский режим, с более жестким контролем надо всем и вся, с устранением всех оппозиционных сил, с попыткой воссоздать принципы экономики СССР при сохранении капитализма на нижнем уровне, с планово более низким уровнем жизни, чем сейчас. Сегодня мы не видим сил, выступающих за такой сценарий, но в истории было много случаев, когда дряхлеющий рыхлый авторитарный режим типа сегодняшнего в России сменялся жестким полувоенным в результате ползучего переворота “в верхах”, при этом на первый план выходили люди, бывшие до того в тени. Вот, собственно, все сценарии, кроме канадского.

У нас – другие опасности

– Когда появляются нефтедоллары, падает эффективность экономики, расширяется присутствие в ней государства. В России 70 процентов экономики так или иначе зависит от государства. Это не напоминает венесуэльский сценарий?

– 70 процентов – эта оценка основывается на торговом рынке. Если брать в целом, особенно если считать косвенное участие государства через субсидии или госзаказ, думаю, что доля его участия в экономике будет еще больше. Но проблема Венесуэлы не в этом: у них регулируемые, закрытые рынки и ультрамягкая эмиссионная политика, несбалансированные социальные программы и тотальная потеря международного доверия, потеря инвестиций. Россия может удерживаться в относительно приличном состоянии еще достаточно долго просто за счет того, что цены не регулируются, рынки открыты и есть возможность проводить жесткую монетарную политику. Пока поддерживается некая свобода рынка – и товаров, и валюты, – и свобода движения капиталов, в Венесуэлу России просто не превратиться, экономика не даст. Но у нас – другие опасности.

– Вы говорите о том, что коррупция – системная вещь, что сама модель перераспределения государством сверхдоходов от нефти естественным путем приводит к коррупции, и ничего с этим поделать нельзя. Соответственно, нефтяные доходы напрямую влияют на политическую жизнь.

Аспирин создает иллюзию улучшения, но разрушает организм

– Я вообще полагаю, что коррупция не является самостоятельной темой для дискуссии. Коррупция – побочный продукт, который является производной значительно более серьезных явлений в экономике. Это как температура у больного. Поэтому бороться с коррупцией изолированно – это бороться с температурой: аспирин временно создает иллюзию улучшения, а параллельно разрушает организм еще больше. Коррупция уходит, когда построены эффективные институты и роль государства в экономике снижена до разумного предела. Коррупцию невозможно победить, атакуя или заменяя персоналии. Нет условно честных чиновников или условных воров, есть чиновники, которым дана возможность воровать, и чиновники, у которых такой возможности нет. И точно нельзя бороться с коррупцией наказанием, потому что оно только увеличивает объем воровства: раз риски больше, значит, и добыча должна быть больше, и вот уже во власть идут только те, кто морально готов даже отсидеть, лишь бы добраться до кормушки – это не вчерашние чиновники, хотевшие и за народ порадеть, и себя не забыть: это откровенные негодяи, которые хотят только одного – награбить побольше и побыстрее, пока не “взяли”. Уже если думать о том, как привлечь в государство честных, – надо до минимума сократить проверки, дать чиновнику максимум свободы в принятии решений, поощрять инициативу, дискуссию, достойно платить – и одновременно оставить минимум коррупциогенных функций за государством.

Внутренняя колония

А борьба с конкретным коррумпированным чиновником методом посадки – это, по большому счету, борьба чиновников между собой за доходные кормушки, – с использованием такой борьбы для повышения рейтинга власти. Массы в эту борьбу вовлекаются для того, чтобы отвлечь их от реальных проблем. Конечно, дополнительные деньги в системе, монополизированные государством и выведенные из конкурентной экономики, всегда порождают коррупцию. Если бы в России был не институт распределения квазимонополизированной ренты, а нормальные институты права и защиты частной собственности, то и коррупции такой мы бы не видели, да это было бы и неважно, на самом деле. Вся наша коррупция во сколько укладывается? Даже если сильно преувеличить – ну, сто миллиардов долларов в год крадется из экономики. Это меньше 10% ВВП – в то время как мы потеряли две трети ВВП по сравнению с тем, что могло бы быть, если бы экономика была эффективной, – на сокращении доли малого и среднего бизнеса, на отсутствии иностранных инвесторов, на деиндустриализации, на выведении из продуктивной экономики существенной доли трудовых ресурсов. При этом экономика страны в целом вообще не замечает коррупции, если полученные коррупционным путем деньги вкладываются обратно в страну. Какая разница, кто их вложил. Проблема России в том, что мы живем в модели внутренней колонии, и все коррумпированные чиновники тут же выводят деньги за границу. Потому что сама система такова, что они боятся и не считают выгодным держать деньги в России.

Хорошее в митингах – общество не превращается окончательно в советское

– Для участников последних протестов против коррупции по всей России ваши слова могут прозвучать несколько обидно.

– Я не хочу обижать людей, имеющих мужество выходить на улицу и попадать в полицию. Это прекрасно, что в России еще сохранились неравнодушные люди, готовые заявлять о своем недовольстве. Но люди должны понимать, что делают, когда борются со следствием, а не причиной: они невольно работают на чьи-то интересы, даже не понимая, на чьи. Надо бороться с причиной, хотя она, понятно, не так красива и эффектна, чтобы с ней бороться. Протесты, они ведь не против произвола полиции, которая сажала демонстрантов, не против произвола чиновников, которые митинги запрещали, не против отсутствия защиты прав собственности, не против обнищания людей, не против войны в Украине. Очень точечно выбрано то, что никак не влияет на систему и вообще не меняет жизнь. Ну поменяют конкретного человека, против которого выступали манифестанты, на другого такого же – судя по всему, около Кремля есть пара жаждущих кандидатов, которым это выгодно. Не вижу я в этом позитива, честно говоря. Единственное хорошее, что в этих митингах есть, – что общество продолжает помнить о существовании такой формы взаимодействия с властью, как публичные протесты, что общество не превращается окончательно в советское, в котором даже маленькая группа людей, вышедших на Красную площадь в 1968 году защищать Чехословакию, была встречена негодованием людей вокруг, кричавших, что они продались и так далее. Чтобы наше общество не забывало о том, что протестовать можно, что люди могут иметь свое мнение, – для этого митинги важны и пусть они продолжаются.

          Классическая латиноамериканская форма

– Но это можно воспринимать как воздействие экономики на политику. Неудовлетворительная ситуация в экономике приводит к коррупции, а та приводит к протестам.

– Не совсем. Не низкий ВВП приводит к коррупции, а высокая роль государства в экономике. И протесты против коррупции, и даже смена власти под этими лозунгами не помогают экономике. В разных странах от Северной Африки до Латинской Америки это постоянный цикл. Люди возмущаются коррупцией тоталитарного или авторитарного лидера, лидер оппозиции на этой волне приходит к власти, а коррупция так же продолжает процветать. Другие фамилии появляются во власти, а экономика продолжает страдать. Следующий лидер оппозиции обвиняет в коррупции предыдущего, приходит к власти, и так далее. Это классическая латиноамериканская форма. Мы повторяем именно ее сейчас, мы уходим в этот канал борьбы персоналий между собой с использованием коррупции как наиболее яркого феномена и абсолютно без идеи поговорить о системных проблемах.

Власть нестабильна, непоследовательна, не понимает, чего хочет, боится

– Предстоит снижение нефтяных доходов. Само по себе это может привести к улучшению структуры экономики, является универсальным средством от болезни?

– Это является шансом, а не средством. Некоторые страны в этой ситуации включаются в диверсификацию и оказываются в состоянии перестроить экономику, а некоторые нет. В Венесуэле, например, произошел “левый” поворот, и чем меньше доходы от нефти, тем хуже становится. В Нигерии что-то меняется при падении цен на нефть? Нет, просто страна стала жить существенно беднее. В Анголе, наоборот, ужесточается ситуация в связи с падением цен на нефть. Если у вас есть институты и ресурсы, чтобы осмыслить падение цен и что-то менять, процесс будет происходить. Где такие институты есть? Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Норвегия, Индонезия, Мексика, то есть страны, в которых власть лишена необходимости бросать все свои силы и ресурсы на самозащиту, быть главным популистом и жандармом одновременно. Неважно, старая это демократия, где заранее понятны правила игры, или эмираты, где люди осознают, что у них власть сохранится в любом случае, или олигархия, как в Индонезии, где, по-моему, 19 семей контролируют все. Но эта некоторая, как ни смешно звучит, стабильность, позволяет проводить какие-то реформы. В России на фоне разговоров про стабильность элита невротически боится потерять власть, сама власть нестабильна, непоследовательна, не понимает, чего хочет, боится кучек демонстрантов на улицах, боится достаточно беззубых лидеров оппозиции, боится Запада, конфликтует с миром в надежде создать себе позитивный имидж внутри страны и так далее. То есть основная задача власти в России – не развитие государства и экономики, а сохранение самой себя любой ценой. Реформы же – всегда риск для власти. Поэтому, если доходы от нефти упадут, у нас будет, скорее, венесуэльский поворот, чем попытка позитивных реформ.

         Могли бы пролететь до Венесуэлы не останавливаясь

– То есть общепринятое соображение, что при падении доходов от нефти случится революция и власть вынуждена будет уйти, – неверная концепция?

– Неверная в квадрате. Во-первых, ничего этого не случится. Вы посмотрите на уровень протестов сегодня – микроскопические объемы. В абсолютно спокойных государствах, где никто даже не говорит о смене власти, уровень протестной активности на порядок выше. В России динамика протестной активности нисходящая, а не восходящая, сейчас в протестах участвовало существенно меньше людей, чем в 2012 году. Во-вторых, не протестная активность сама по себе меняет власть. Она должна быть либо тотальной, когда в нее вовлечено больше 10–15% населения, либо должна совпадать с серьезными провоцирующими факторами, например, с большой войной. Более того, протестная активность вызывает реакцию, власть еще больше пугается, окукливается и перестает вообще делать что-либо кроме репрессий. До 2012 года у нас хоть какие-то шансы на модернизацию и реформы были, а в 2012 году власть в ответ на протесты просто резко свернула назад. Слава богу, они не настолько испугались, чтобы скатиться совсем в истерику, но риск такой был, пытались вылезти на авансцену “экономисты” типа Глазьева и политики типа Рогозина. Если бы власть не остановилась на стиле осовремененного Николая Первого, то мы могли бы пролететь до Венесуэлы просто не останавливаясь. В этом смысле у протестной активности, особенно у ограниченной протестной активности, – очень двойственная роль. Поскольку власть явно сильнее, но при этом пугается, то чем больше развивается протестное движение, тем более консервативной власть может становиться.

Резать дальше инвестиции, науку, образование, медицину

– Вы как-то говорили о пороге – уровень ВВП на душу население ниже 6 тысяч долларов приводит к смене политических режимов.

– Приводит к росту вероятности политических перемен, просто потому, что протест становится действительно массовым. В таких странах в протестах участвуют больше 10% населения. Но в России уровень ВВП на душу населения – 9 тысяч долларов, и потерять треть будет сложно и долго. Мы сейчас теряем до 2% ВВП в год. Так что 8–10 лет точно есть в этом смысле, а может быть, и 15. Кроме того, важен не сам ВВП – мы его используем потому, что он более или менее пропорционален доходам домохозяйств. В России, я думаю, будут применять самые разные меры для того, чтобы сдерживать падение доходов домохозяйств, какую-то ограниченную эмиссию будут делать в их пользу, будут перемещать налоговое бремя с домохозяйств на предпринимателей и ренту, будут пытаться каким-то образом раздавать блага, больше людей поддерживать за счет бюджета, резать дальше инвестиции, науку, образование, военный бюджет и медицину. Поэтому 6 тысяч долларов – отдаленная перспектива. Кроме того, 6 тысяч долларов подушевого ВВП – средний уровень начала протестов, но мы знаем страны, которые живут и с 4, и с 3 тысячами без протестной активности, просто у них так устроен социум, так устроена власть.

Власти реформы невыгодны и неинтересны

– Вы всегда даете такие понятные с точки зрения здравого смысла рекомендации, как надо реформировать экономику: открытость, права собственности и т.д. – нормальная картина работающей экономики. Но на фоне происходящего в России это оказывается призывами за все хорошее против всего плохого. Нет никаких факторов, которые толкали бы власти в эту сторону. Нет протестов, которые вынудили бы ее оказаться на четкой развилке: направо Серверная Корея или Венесуэла, а налево – хотя бы половинчатое движение в сторону реформ. Получается, власти выгодно просто потихоньку сдерживать падение, и она может так десятилетиями, а то и веками продолжать.

– Насчет веками не знаю, насчет десятилетий тоже вряд ли – но 10–15 лет с учетом “венесуэльской фазы” есть. У власти, наоборот, есть отрицательная мотивация, ей реформы невыгодны и неинтересны, потому что они риски увеличивают, а горизонт планирования не очень длинный, и выгоды от реформ в него могут не попасть. Поэтому мы и написали работу – чтобы люди не забывали, что есть другие способы существования, есть другие модели. И в какой-то момент эти модели будут востребованы. Даже в Аргентине – сто лет это тянулось, но к 2016 году все-таки она начала развиваться нормально. В России, я думаю, будет быстрее, потому что и мир очень быстро меняется, и состояние наше намного хуже, чем у Аргентины сто лет назад. Тогда нужны будут и те, кто помнят про митинги, и те, кто помнят про то, как развивается экономика.

         Когда распределять будет нечего, страна останется тем, кто умеет создавать

– Это неожиданно. Вы описываете, как все безнадежно, что логика системы противоположная, и вдруг вы говорите, что осталось 10–15 лет. Почему вы даете такой прогноз?

– Я думаю, что в течение 10 лет поменяется парадигма. Жить так, как сейчас, больше не получится. Поменяется, скорее всего, на сценарий квазивенесуэльский, благо у нас есть кому его разрабатывать. Может сложиться альянс тех, кто любит бороться с коррупцией, с теми, кто любит печатать деньги. Классическая Венесуэла с высокой инфляцией, с масштабной борьбой с коррупцией, с закрытыми рынками и прочим, на этом можно протянуть еще десяток лет, условно, а потом, конечно, можно военную диктатуру организовать, еще протянуть 5–7–10 лет. Но мы все равно придем к тому, что нефти уже нет, страна отстала от всего мира и надо что-то делать. Великий израильский политик Абба Эвен когда-то сказал: “Страны, как и люди, приходят к разумным решениям тогда, когда все остальные методы исчерпаны”. Когда людям, которые, условно говоря, привыкли распределять национальные богатства, распределять будет нечего, страна останется тем, кто умеет что-то создавать. Так происходило во многих странах, в том числе, совсем недавно, в Аргентине. Тогда будут востребованы те, кто знает, кто понимает, как это делать. И 10–15, и 30 лет – условность, срок может сжаться и до 10, и до 12 лет.

Делить практически будет нечего

– Но в ближайшие годы хороших перспектив вы не видите, страна должна пройти через еще более тяжелый кризис?

– Я думаю, что, к сожалению, да. Причем есть вероятность, что этот кризис будет сопровождаться тем, что было при падении Советского Союза: региональным разделением, как минимум конфедерализацией, а может быть, и распадом по образцу СССР. Но это очень сложно предсказывать. Сценарий, о котором можно говорить как о вероятном, описывается только в общих чертах: сперва “левый” поворот, потом “ультраправый”. Потом, уже на остатках того, что получится, будет попытка, как в 1990–91 году, что-то выстроить. Единственное, что хорошо в этом смысле: в 1990–91 году все-таки было достаточно большое накопленное богатство и активы, которые все бросились делить. Поэтому режим все равно имел дистрибутивную форму. Тут уже делить практически будет нечего, особенно на фоне прогресса остального мира. Может быть, это позволит создавать что-то более креативное.

Исторически обусловлено

– Насколько важным фактором является нефть? Можно ли сказать, что причиной всему нефтедоходы – и нынешний режим приобрел свои черты из-за них, и предстоящий кризис тоже из-за них?

– Любое абсолютное заявление спекулятивно, потому что факторов много. В советской экономике фактор нефти появился в 50-е годы, может быть, чуть позже. Уже тогда некоторые программы строились на том, что страна становится нефтезависимой. Наверное, было много триггерных точек, где можно было что-то изменить, куда-то повернуть, что-то сделать по-другому. Было много случайностей на этом пути. Приди другие люди к власти в какой-то момент, может быть, что-то было бы по-другому. Но в целом Россия в последние 70 лет жила рамками дистрибутивной экономики – даже в 90-е годы, когда нефть была очень дешева. Только в 90-е годы делили наследство СССР, использовали его как ресурс. Россия вписывается в схему стран переходного политического режима, переживших нефтяную зависимость. Недаром мы в группе стран рядом с Венесуэлой, Ираном, Казахстаном, Алжиром. И идеи, которые высказываются внутри России, – такого казахстано-венесуэло-алжирско-иранского типа. Все это говорит о том, что многое исторически обусловлено.

Источник фотографии: Кадр из фильма “Квант милосердия” TV screen shot

Keep informed Fill out the form to subscribe to Movchan's Group regular newsletter

    Please fill in
    all fields of the form
    I have read Privacy Policy and Terms of Use and agree to the processing of personal data 1
    I certify that I am a qualified investor in my country of residence and am not a US tax resident 1
    Questions?
    message
    Contact us Please fill in all fields

      I have read Privacy Policy and Terms of Use and agree to the processing of personal data 1
      I certify that I am a qualified investor in my country of residence and am not a US tax resident 1
      Call me Please fill in all fields

        I have read Privacy Policy and Terms of Use and agree to the processing of personal data 1
        I certify that I am a qualified investor in my country of residence and am not a US tax resident 1
        Subscribe to newsletter The mailing list includes analytical reviews on markets and macroeconomics, regular investment digests and notifications about the performance of Movchan’s Group funds. Please fill in all fields

          I have read Privacy Policy and Terms of Use and agree to the processing of personal data 1
          I certify that I am a qualified investor in my country of residence and am not a US tax resident 1
          Privacy Policy

          Last updated: 13.05.2022

          1. Background

          Movchan’s Group (“Movchan’s Group”, “we” or “us”) welcome you to our website and appreciate your interest in our products and services.

          We understand that your privacy is important to you and that you care about how your information is used and shared online. This page explains how we treat your personal data (“Privacy Policy”).

          By continuing to use our website, you confirm that you are 18 years of age or older. Please note that we may amend this Privacy Policy from time to time. The applicable version is always the current one, as referenced above (last updated). If we decide to change our privacy practices, we will post those changes on this page. Please check this page for changes from time to time to make sure you are aware of our latest privacy practices.

          This Policy applies to use of any and all data collected by us in relation to your use of this website. Please read this Privacy Policy carefully and ensure that you understand it. Your acceptance of Privacy Policy is deemed to occur upon your first use of our website. If you do not accept and agree with this Privacy Policy, you must stop using this website immediately.

          As of 25 May 2018, the EU General Data Protection Regulation 2016/679 (GDPR) have taken effect for the protection of natural persons against the processing of personal data and the free circulation of such data. The New General Regulation shall replace the Directive 95/46/EU which was applied via law 138(I)/2001. As of 25 May, 2018 the said law shall be considered as abolished.

          Our role includes the obligation to secure that, personal data of yours and of any third parties such as employees, contractors, clients, principals and other individuals and contracting parties related to you, which has come or may come into our possession and which may also contain sensitive data, is processed in accordance with relevant Regulation and/or other laws in force.

          2. Information about us

          This website www.movchans.com, is owned and operated by Movchan Management Ltd., a private company of the Astana International Financial Center under the identification number 210140900043 in accordance with the Constitutional Law of the Republic of Kazakhstan “on the Astana International Financial Center”, whose registered address is AIFC 55/16 Mangilik El Ave., block C3.1, office 323, Z05T3F2, Nur-Sultan.

          3. Scope of Privacy Policy

          This Privacy Policy applies only to your use of this website. It does not extend to any websites that are linked to from this website (whether we provide those links or whether they are shared by other users). We have no control over how your data is collected, stored or used by other websites and we advise you to check the privacy policies of any such websites before providing any data to them.

          4. Collection of data

          Some data will be collected automatically by this website (for further details, please see section 7 on use of Cookies), other data will only be collected if you voluntarily submit it, for example, when signing up for our mailing list or filling up the contact form. Depending upon your use of this website, we may collect some or all of the following data:

          • your full name;
          • IP address (automatically collected);
          • operating system (automatically collected);
          • contact information such as email addresses and telephone numbers;
          • country of residence;
          • demographic information such as location, age, gender, preferences and interests (automatically collected);
          • web browser type and version (automatically collected);
          • a list of URLs starting with a referring site, your activity on this website, and the site you exit to (automatically collected);

          5. How do we use your data?

          We use your data to provide the best possible experience of using this website and communication with us. This includes:

          • Providing and managing your access to this website;
          • Responding to communications from you;
          • To use it for marketing measures. Supplying you with email alerts, newsletters and announcements that you have subscribed to automatically by providing us with your details (you may unsubscribe or opt-out at any time by clicking the “Unsubscribe” button at the bottom of any email);
          • Develop new products, services, features, and functionality;
          • Market and customer research;
          • Analysing your use of this website and gathering feedback to enable us to continually improve this website and your user experience;
          • To facilitate technical administration of this website;

          With your permission and where permitted by law, we may use your data for marketing purposes which may include contacting you by email and telephone and text message and post with information, news on our products and services. We will not, however, send you any unsolicited marketing or spam and will take all reasonable steps to ensure that we fully protect your rights and comply with Our obligations under the EU General Data Protection Regulation 2016/679 (GDPR).

          6. Security measures

          We make every effort to take appropriate technical and organizational security measures to ensure that your personal data protected against unauthorized access, misuse, loss and/or destruction.

          Our employees and the service providers commissioned by us are bound by professional secrecy and must comply with all data protection provisions.

          Additionally, access to personal data is restricted to only those employees, contractors and third parties who require this access in order to assure the purpose of data processing and the provision of products and services.

          Steps We take to secure and protect your data include:

          • Strong 2048-Bit SSL Extended Validation Certificate Encryption by Comodo.
          • We use Alphabet’s (Google) email services, which are highly secure.
          • We follow strict internal procedures when handling any sensitive data.

          Notwithstanding the security measures that we take, it is important to remember that the transmission of data via the internet may not be completely secure and that you are advised to take suitable precautions when transmitting to us data via the internet.

          7. Cookies

          Our Site may place and access certain first party Cookies on your computer or device. First party Cookies are those placed directly by us and are used only by us. We use Cookies to facilitate and improve your experience of this website and to improve our products and services. By using this website, you may also receive certain third-party Cookies on your computer or device. Third party Cookies are those placed by websites, services, and/or parties other than us. We use third party Cookies on this website for online marketing and advertising services. In addition, this website uses analytics services provided by Google Analytics, Yandex Metrics etc. which also use Cookies. Website analytics refers to a set of tools used to collect and analyze usage statistics, enabling us to better understand how people use this website.

          “Cookies” are small pieces of information that are transferred to your browser and stored on your computer’s hard drive. Cookies also allow us to track usage patterns, trends and other aggregate visitor information. Most web browsers automatically accept cookies, but you can usually change your browser settings to prevent that if you would rather not store the information for future use. We may also collect certain technical and routing information about your computer to facilitate your use of the site and its services (such as browser type, operating system and the Internet Protocol (“IP”) address of your computer). Without expressly informing you in each particular instance, we do not match such information with any of your personal information.

          If you disagree with us using cookies, please leave this website.

          8. Links

          This website may contain links to third-party electronic services that are not operated or monitored by us. Please be aware that such third-party electronic services are not bound by this Privacy Policy and that we are not responsible for their content or their principles regarding the handling of personal data. We therefore recommend consulting and checking the individual privacy policies or terms of use of third-party electronic services.

          9. Data subject rights

          According to applicable data protection laws and regulations, you may have the following rights:

          • requesting information on personal data that we hold about you,
          • asking that your data be deleted if we are not permitted or are not legally obliged to retain the data,
          • demanding that the processing of your data be restricted,
          • objecting to the processing by us,
          • transferred in a generally useable, machine-readable, and standardized format.

          You also have a right of appeal (as far as this affects you) to the respective Data Protection Supervisory Authority.

          As a data subject you may address any concern of yours on a matter relating to your data protection rights to the company’s Data Protection Officer below.

          Data Protection Officer (DPO): Zhadra Abdullina (zabdullina@movchans.com).

          10. Do we share your data?

          We may share your data within companies in our group.

          We may sometimes contract with third parties to supply services to you on our behalf. These may include payment processing, search engine facilities, advertising and marketing. In some cases, the third parties may require access to some or all of your data. Where any of your data is required for such a purpose, we will take all reasonable steps to ensure that your data will be handled safely, securely, and in accordance with your rights, our obligations, and the obligations of the third party under the law.

          We may compile statistics about the use of Our Site including data on traffic, usage patterns, user numbers, sales and other information. All such data will be anonymised and will not include any personally identifying information. We may from time to time share such data with third parties such as prospective investors, affiliates, partners and advertisers. Data will only be shared and used within the bounds of the law.

          In certain circumstances we may be legally required to share certain data held by us, which may include your personal information, for example, where we are involved in legal proceedings, where we are complying with the requirements of legislation, a court order, or a governmental authority. We do not require any further consent from you in order to share your data in such circumstances and will comply as required with any legally binding request that is made of us.

          Terms Of Use

          1. Agreement

          By using the website www.movchans.com and any of its pages (hereafter the “website”), you confirm that you have reviewed, understand and agree to the following important legal information and terms of use (the “Terms”). If you do not agree to the terms, please exit the website immediately.

          The Terms are subject to change at any time without notice and access to, and use of the website may be restricted or terminated at any time. You are therefore advised to review these Terms each time you access this website.

          2. No offer, no advice

          The information, products, data, services, tools and documents contained or described on this website are for information purposes only and constitute neither an advertisement or recommendation nor an offer or solicitation to buy or sell investment instruments, to affect any transaction or to enter into any legal relations.

          The financial products mentioned on this site are not suitable for all investors. Prior to making investment decisions investors should conduct a thorough investigation and obtain all necessary professional advice for all issues, including your eligibility to make such investment in terms of the applicable law.

          Nothing on this site constitutes investment, legal, accounting or tax advice, or a representation that any investment or strategy is suitable or appropriate for individual circumstances, or otherwise constitutes a personal recommendation for any specific in­vestor. We recommend that investors independently assess, with a professional advisor, the specific financial risks as well as legal, regulatory, credit, tax and accounting consequences.

          3. Local legal restrictions

          The Content is not intended for use by or distribution to any individual or legal entity in any jurisdiction or country where such distribution, publication or use would be contrary to the law or regulatory provisions or in which Movchan’s Group companies does not hold the necessary registration or license. Individuals or legal entities in respect of whom such prohibitions apply, whether on grounds of their nationality, their place of residence or on other grounds, must not access or use the site.

          Some entities, services and products of Movchan’s Group may not be registered or licensed under legal and regulatory provisions governing financial services or products and their providers in certain countries.

          4. No warranty

          Movchan’s Group provides no warranty and makes no representations of any kind whatsoever regarding: (1) the currency, accuracy or completeness of the content; (2) the results to be obtained by any user of the website; or (3) any third-party content accessible on or through the website.

          Except to the extent required by current laws and/or regulations, Movchan’s Group, including its directors, agents, employees or subcontractors: (1) disclaims any and all express or implied warranties and conditions including without limitation warranties and conditions as to quality and fitness for a particular purpose; and (2) does not warrant that the website, any content (including any third party content), goods and services referred to therein will be uninterrupted or error free, that defects will be corrected or that the website, the servers from which it is available or any connected website is free of viruses, trojan horses, worms, software bombs or similar items or processes or other harmful components. In order to safeguard against viruses, it is advisable to use up-to-date versions of browsers and to install and continuously update antivirus software. Users should strictly avoid opening e-mails of unknown origin or unexpected e-mail attachments.

          Any data, including but not limited to financial market data, quotes, notices, research or other financial information accessible through this website, have been obtained from carefully selected sources believed to be reliable. All such information is provided “as is” to the user without express or implied warranties of any kind, including warranties of quality, originality, non-infringement of intellectual property or fitness for any particular purpose.

          The information and opinions in the website are descriptive of Movchan’s Group as a whole and the products and services described may not be available to or suitable for all investors. The fact that a user accesses the Site does not make him a client of Movchan’s Group.

          Any expressions of opinion, estimates and projections on the website are those of the authors at the date of writing. They do not necessarily reflect the view of Movchan’s Group and are subject to change at any time without prior warning. Movchan’s Group and its contractual partners may discontinue, or make changes in, the information, data and documents, and the products or services described herein, at any time without prior notice. Any information marked with a date is published as of this date only and no obligation or responsibility is undertaken to update or amend any such information.

          5. No liability

          TO THE MAXIMUM EXTENT PERMITTED BY CURRENT LAWS AND/OR REGULATIONS, Movchan’s Group, INCLUDING ITS DIRECTORS, AGENTS, EMPLOYEES, SUB-CONTRACTORS AND ITS SALES PARTNERS DISCLAIM ANY AND ALL LIABILITY FOR LOSSES OR DAMAGES (DIRECT OR INDIRECT) OF ANY KIND WHATSOEVER ARISING DIRECTLY OR INDIRECTLYAS A RESULT OF (1) THE CONTENT, ACCURACY, COMPLETENESS OR OTHERWISE OF THE CONTENT OR ANY LINKS OR THIRD PARTY CONTENT; (2) ANY ERRORS IN OR OMISSIONS FROM THE SITE; (3) USE OF OR ACCESS TO THE SITE; (4) ANY INABILITY TO ACCESS OR USE THE WEBSITE FOR ANY REASON.

          TO THE FULL EXTENT PERMITTED BY CURRENT LAWS AND/OR REGULATIONS, Movchan’s Group SHALL NOT BE LIABLE FOR ANY (1) LOSS OF PROFITS OR REVENUE OR SAVINGS OR OTHER ECONOMIC LOSS, (2) LOSS OF BUSINESS OR GOODWILL, (3) LOSS OF OR DAMAGE TO DATA, (4) INCIDENTAL OR SPECIAL LOSS, (5) WASTED OR LOST MANAGEMENT TIME, OR (6) INDIRECT OR CONSEQUENTIAL LOSS ARISING FROM USE OF OR ACCESS TO THE SITE, EVEN IF ADVISED OF THE POSSIBILITY OF ANY SUCH LOSS OR DAMAGE OR IF SUCH LOSS OR DAMAGE WAS FORESEEABLE.

          6. Third-party content

          Statements on this website may contain information obtained from third parties, including ratings from rating agencies and research from research providers etc. Reproduction and distribution of third-party content in any form is prohibited except with the prior written permission of the related third party. Third-party content providers do not guarantee the accuracy, completeness, timeliness or availability of any information, including ratings or research, and are not responsible for any errors or omissions (negligent or otherwise), regardless of the cause, or for the results obtained from the use of such content. Third-party content providers give no express or implied warranties, including, but not limited to, any warranties of merchantability or fitness for a particular purpose or use. Third-party content providers shall not be liable for any direct, indirect, incidental, exemplary, compensatory, punitive, special or consequential damages, costs, expenses, legal fees or losses (including lost income or profits and opportunity costs) in connection with any use of their content, including ratings or research. Credit and/or research ratings are statements of opinions and are not statements of fact or recommendations to purchase, hold or sell securities. They do not address the market value of securities or the suitability of securities for investment purposes and should not be relied on as investment advice.

          7. Performance

          The past is not an indication of the future performance of an investment. The value of investments may be subject to fluctuations and investors may not get back the amount invested. Changes in rates of foreign exchange may also cause the value of investments to go up or down.

          8. Links to third-party websites

          Links to third-party websites on this website are provided solely for your convenience as pointers to information on topics that may be useful to users of this website. Movchan’s Group has no control over the content on such third-party websites. Activating some links to third-party websites on this website may cause you to leave this website. No warranties or liability concerning the content of such websites are made, including assurances that it is correct, accurate, complete, true, up-to-date or fit for any particular purpose. Nor does Movchan’s Group warrant that such website or content is free from any claims of copyright or trademark or other infringement of the rights of third parties or that such site or content is free of viruses or other harmful components. No guarantee as to the authenticity of documents on the Internet is given.

          Using links to third-party websites provided on this Site is at your sole discretion and at your own risk.

          Please note that third-party websites are not subject to Movchan’s Group data protection policy and Movchan’s Group is not responsible for the policies they apply with regard to collection and treatment of your personal data. We recommend that you carefully read the terms of use and data protection policies governing the third-party website before using it in order to check how it protects your personal data and privacy.

          9. Data processing

          For information on the kind of data collected, the purpose for which it is collected, how it is processed, to whom it may be disclosed and the security measures that have been put in place to protect it, please consult the Movchan’s Group Data Privacy Policy under the following link:

          Data privacy Policy

          Thank you! Your mail has been successfully sent.
          Thank you! Subscription successfully completed.
          Go Up