Ru En
MENU
Ru En
logo
back 11 November’ 2019

«Большие деньги сейчас сюда не ходят»: Игорь Рябенький о молодых бизнесменах и будущих проблемах

Article
11 November’ 2019

«Материал впервые был опубликован на сайте Forbes

Смотрите видео на канале Forbes: https://www.youtube.com/watch?v=Y2TJFSHmFqE&t=184s

Основатель и управляющий партнер венчурного фонда AltaIR Capital  Игорь Рябенький по праву считается пионером венчурного инвестирования в России и СНГ. Одаренный математик пришел на этот рынок еще в 1990-е годы, с тех пор он дал жизнь десяткам стартапов, выросших в крупные бизнесы, и поучаствовал в мировой славе проекта Parallel Graphics. В 2012 году вместе с партнерами — владельцем Game Insight Игорем Мацанюком и сооснователем Mail Group Михаилом Винчелем — собрал фонд ранней стадии Altair.VC, который провел около 50 сделок, вложив более $15 млн. А в 2014 году Рябенький основал фонд Altair Seed Fund на $100 млн, среди инвесторов которого отметилась инвесткомпания Millhouse Capital, подконтрольная Роману Абрамовичу и Евгению Швидлеру. В интервью экономисту Андрею Мовчану для видеопроекта Forbes Capital Рябенький рассказал, как он подбирает стартапы для инвестиций, каковы отношения между венчурными фондами в России и можно ли стать глобальным проектом без офиса в Кремниевой долине.

Мой собеседник сегодня  это человек, чью фамилию я слышал в связи со словом «венчур» сотни раз в самых разных обстоятельствах. Каждый раз, когда в России упоминают венчуры, говорят про Игоря Рябенького. Игорь, добрый день.

Добрый день, Андрей.

Я правду сказал  вы действительно ассоциируетесь в России с венчуром?

Я не проводил частотный анализ, но когда меня приглашают, не отказываюсь прийти в студию или в какие-то бизнес-сообщества поговорить про это. Кроме того, наверное, я один из немногих, кто профессионально продолжает заниматься венчурными инвестициями в России и, на мой субъективный взгляд, — успешно.

Давайте начнем с того, откуда всё взялось. Я знаю, что вы учились в Белоруссии…

Да, я родился в Казахстане, вырос в Белоруссии. Окончил Белорусский институт инженеров железнодорожного транспорта, учился на автоматика-телемеханика. После уехал жить в Мурманск, работал в конструкторском бюро. В 1988 году предпринимательство сделали не уголовно наказуемым деянием, а наоборот, поощряемым видом деятельности. В этот момент я начал заниматься первым предпринимательством и быстро влился в одну из первых российских multinational, скажем так, в области информационных технологий.

А в Мурманске оказалось нужно.

В Мурманске этого не было, это тоже провинция была. Я спокойно, в общем-то, это воспринял — ну, не нужно так не нужно. А это как раз был 1985 год, Горбачев пришёл к власти, вдруг начало что-то меняться, и они меня начали искать. И уже я сам упирался, но все-таки в 1986 году я приехал и был зачислен в эту аспирантуру по своей специальности — автоматика-телемеханика. И я на ней просто прошел весь этот курс, пока в 1988 году не начал заниматься бизнесом и у меня уже просто не оказалось времени на это.

Да. У нас был так называемый программостроительный завод, то есть мы занимались именно программами. Это была одна из первых фирм по разработке отечественного программного обеспечения, в ней были сильные ребята. Одним из самых ярких ребят, с кем довелось там познакомиться и поработать вместе, был Евгений Веселов. Он давно уже один из топов в Microsoft, очень яркий человек

Продажа компьютеров, конечно, тоже была, но нашей фишкой все-таки было программное обеспечение. А после этого, в начале 1990-х годов, компания плавно переместилась в Венгрию. Я уже сделал карьеру внутри компании и переместился за ними сначала в Будапешт, а в 1991 году, когда они перенесли штаб-квартиру в Вену, я переехал за ними в Вену. В 1993 году они перенесли штаб-квартиру на Мальту, и в этот момент я сказал «стоп» и уже на Мальту перемещаться не стал. Тогда мы уже договорились с партнерами, и я основал свою группу компаний UNIT в Вене. Это был июнь 1993 года, и следующие десять с плюсом лет были временем под знаком группы компаний UNIT.

А что делал UNIT?

UNIT в принципе, перебрал предыдущий бизнес. То есть у нас был софт, были компьютеры, но рынок был пустой, и мы делали еще какие-то вещи. Мы основали свою марку бытовой техники — это было тогда, в 1990-е годы: «UNIT — бытовая техника из Австрии».

В 1990-е же я попробовал делать первые венчурные инвестиции. Это было очень интересно, потому что когда я вдруг оказался во главе бизнеса, у меня был вопрос, как же построить эффективный бизнес, будучи ленивым человеком и не специалистом. Я придумал, что надо просто назначить сильных глав департаментов, замотивировать их — то, что в бизнесе называется опционной программой. Дать им какие-то деньги, то есть венчурные инвестиции, и пусть развиваются. Так примерно и сделали.

Порядка десяти направлений мы запустили, из них три не выжили, семь — выжили. Отличие от классического венчура, которым я потом стал заниматься, в том, что я, конечно, был гораздо больше вовлечен в каждый из этих бизнесов, и я во всех этих бизнесах имел контроль. А когда ты занимаешься классическим венчурным инвестированием, ты вовлечен гораздо меньше и не стремишься получить контроль. В венчуре сам проект принадлежит команде и команда его развивает, рулит им.

А можно дать определение венчура?

Венчур — это класс альтернативных инвестиций, высокорисковых, высокодоходных инвестиций, при которых инвестор доверяет команде проекта и помогает ей средствами, венчурными инвестициями, которые позволяют масштабировать проект и вывести его на новую высоту для последующего выхода.
То есть это какие-то инвестиции в акции компании на ранней стадии развития.
Есть разные инструменты. Изначально — да, это инвестиции в акции. Но на самой ранней стадии могут быть, допустим, классические конвертируемые займы. Или в последнее время, лет 5-7 назад, был изобретен гибридный инструмент, который называется SAFE — Security Agreement for Future Equity. То есть это некая расписка, что когда-нибудь ты можешь получить акции этой компании, если все будет хорошо. Почему это гибрид? Потому что, с одной стороны, у тебя и не акции, с другой стороны — и не долг. Это нечто, с трудом поддающееся классическому бухгалтерскому учету.

Когда я начал заниматься венчурным инвестированием, в 1994 году я встретил первую команду, которая не была у меня частью группы, которая мне понравилась, которая сказала, чем она хочет заниматься…

В России?

Да, это было в Питере. Там у меня была партнерская команда — компания, которая принадлежала моему приятелю. Я знал его команду. У него дела пошли плохо, было видно, что у него есть сильная команда, но он не может ее развивать. Мы поговорили, и они сделали как бы спин-офф от его компании, а я дал финансирование. И это получился один из сильнейших российских системных интеграторов. Они, слава Богу, по сей день там живут и процветают.

Потом последовала совсем уже классическая венчурная инвестиция — Parallel Graphics в 1998 году. Это была одна из сильнейших софтовых команд в России, и я к ним присоединился уже просто как инвестор. Потом у меня еще была финтех-компания в Австрии. И, в общем-то, все это оказалось достаточно интересным. Я набрался опыта такого, как быть в бизнесе и при этом не в бизнесе. И это мне потом помогло перейти уже к профессиональному венчуру в нулевые годы. Когда первые выходы были сделаны, я увидел, что это не только интересно, это еще и очень прибыльно может быть.

И когда я закончил свой роман с компанией UNIT, вышел из системного интегратора, продал акции финтеха и так далее, в этот момент возник вопрос: а что же делать дальше? Мне было около 50 лет, вроде как неохота было уходить на покой. Когда я насмотрелся на этот венчур, в конце 1990-х уехал на несколько лет в Нью-Йорк и попробовал сделать свой стартап.

А чем он был?

Он был, в принципе про единую информационную шину и про то, как организовывать взаимодействие между разными информационными системами — старыми, новыми, глобальными, локальными. Что сейчас пытаются сделать на блокчейне — это то, что мы тогда пытались сделать.

А там же монополисты играли против. Любая крупная компания-производитель оборудования хочет, чтобы шина была её и протоколы её.

Так и случилось, но вначале… Как и в любом движении, вначале есть эра демократии. И когда была эра демократии, был создан такой международный консорциум Oasis, под сенью которого разрабатывался международный стандарт. В нем участвовали все «монстры», такие как Microsoft, Oracle, SAP, Intel, и мы, и небольшая компания из Чехии. Это, конечно, было очень интересно и очень познавательно — прямо голова кружилась от того, какие мы вещи делаем. Но у меня не хватило понимания, что нельзя играть с «монстрами» в одну игру, потому что бюджет и возможности у нас разные. Те силы, которые мы прикладывали, для них были маленьким кусочком R&D. Потом, когда пошло движение, когда уже были выработаны механизмы, естественно, все они отошли от стандартов и сделали собственные шины. Стандартного решения так и не случилось.

Что экономически понятно.

Ну, это понятно экономически, а по жизни в тот момент мне было непонятно, потому что был создан консорциум, куда нас пригласили, где нас очень ценили. Нас ценили до того, что американский консорциум приезжал в Россию, где у нас разработчики, и делал свои совещания здесь, поскольку мы были сильнейшей частью консорциума. Конечно, у стартапера от такого голова не может не закружиться.

А что потом получилось? Я собрал в этом проекте очень сильных людей. Я вышел из проекта в конце 2004 года, и вот в начале нулевых они стали приходить за советом, потому что у них появились свои стартапы. Кто-то приходил за советом, кто-то потом стал приходить за деньгами. Вот это меня и толкнуло окончательно в сторону венчура. Вначале я им просто советовал, потом кому-то дал деньги — и понеслось, и я не заметил, как в течение 2011-2012 годов профинансировал 15 проектов. Часть из них оказались достаточно успешными для России.

А вот эту историю с собственным стартапом  ее можно считать самой неудачной из венчуров или есть что-то еще?

Из моих?

Да.

Ну, она не самая неудачная, но я ее считаю неудачной. Хоть деньги я и заработал, но очень скромные. Была такая компания, которая сама пришла к нам. Крупная публичная компания. Мне бы надо было задуматься. Компания называлась Purchase Pro. Штаб-квартира у них была в Лас-Вегасе. Меня это не насторожило. В итоге они оказались шулерами. Мы заключили с ними соглашение, начали на них работать, начали готовиться, а потом оказалось, что у ребят есть вывеска и натянутая биржевая котировка, а внутри ничего нет. Мы потеряли где-то год времени. Потом случилось 11 сентября, а у меня офис был в 800 метрах от эпицентра. А за ним пошел кризис доткома. Собственно, настроения продолжать бизнес в Америке не было. И мы вернулись в Россию и попытались приобретенные знания и технологии применить здесь.

В России мы уже не пытались выстроить компании по типу стартапа, устроили enterpise. Мы начали делать заказные разработки. Как раз начались программы «Электронная Россия» и «Электронная Москва», и мы в этих программах опять (столкнулись с трудностями) — юношеская наивность, хотя меня уже предупреждали. В начале всех программ есть конфетно-цветочный период. Тем, кто делает программы, нужны «мозги» со стороны, и они обнимают всех и всем рады. После того, как какие-то слова сказаны, написаны, основа сделана, они выкидывают (профессионалов) и идет обычное освоение бюджетов. Я тогда этого не понял сразу, но понял быстро. И когда в очередной раз мне сказали: «Смотрите, у вас все хорошо, вы написали все слова. Но вот есть там какая-то компания, она будет делать вашу работу, а вы им помогайте»,— я ответил, что тратить свое время на это мы не будем.

То есть до фазы «сесть в тюрьму» в результате вы решили не доходить?

Я про это тогда не думал, потому что мы нигде никому ничего не давали, ни у кого ничего не брали, все было белое, прозрачное.

Давайте поговорим просто про венчуры. Дальше, если я правильно понимаю, количество инвестиций увеличивалось, вы сделали первый фонд, второй фонд…

Да, после того, как я сделал 15 компаний и они стали заметны на рынке, начали поступать предложения взять деньги, поуправлять ими или стать управляющим какого-то создающегося фонда. Одно из предложений мне было очень интересно, это были прямо очень хорошие интересные ребята. И мы с ними сделали первый фонд.

Это не Millhouse был?

Нет, это был Игорь Мацанюк (владелец Game Insight. — Forbes). Это очень интересный предприниматель, мы с ним подружились. Сейчас он у меня уже не такой крупный партнер, как было вначале, но мы с ним очень хорошие друзья. И мы с ним сделали вот эту историю. Я считаю, она была очень значимой для рынка. Он мне сильно помог в том, чтобы из успешного бизнес-ангела я стал успешным венчурным инвестором. Мы сделали первый фонд Altair.VC. Это был конец 2012-го — начало 2013 года, и в течение 2013-го мы сделали много интересных проектов. А потом где-то с середины 2013 года мне стало понятно, что начинает рушиться эта система. То есть она сначала шла вверх, а затем стало понятно, что она начинает идти в обратную сторону в силу многих причин. И мы стали смотреть на международные рынки. У нас случилась одна из первых инвестиций в Израиль, потом еще парочка, потом мы стали смотреть на американские проекты. В результате у нас еще в рамках первого фонда появился десяток международных инвестиций. Оказалось, что и деньги наши берут, и экспертиза наша востребована. В 2014 году уже был сделан фонд с глобальным фокусом.

Первый фонд уже раскрылся? Он закончил свою жизнь?

Он не закончился, он уже окупился, но там есть еще ряд активов, которые сейчас продаются. То есть он активно ничего не делает, просто работает на выход.

А как работает этот механизм? То есть вы инвестировали средства фонда где-то 2,5-3 года?..

Да. А после мы начинаем его продавать. К 2016 году он у нас окупился. В принципе как всегда, поскольку очень много было посева, состоявшихся историй оказалось не так много, и несколько из них сделали прямо всю историю. В венчуре 10% проектов делают тебе всю историю фонда. А если ты набрел вдруг на «единорога», он один сделает всю историю фонда.

Это характеристика более-менее случайного процесса или вы говорите про портфель, который профессионально управляется?

Профессионально управляется. Случайно можно как много выиграть, так и много проиграть, но он не поддается вот этому распределению. А профессионально… Во-первых, есть распределение по рынку, и вот здесь я апеллирую к вашим словам, что там не надо инвестировать в венчур. Есть такая интересная история там — фондовый рынок против рынка непубличных акций. Ну, во-первых, понятно, что ни один портфельный управляющий не обгоняет рынок, потому что рынок эффективен.

По-разному бывает. Но в среднем  да.

Бывает по-разному, но когда Баффет предложил любому управляющему (который сможет обогнать доходность широкого рынка. — Forbes) миллион долларов, а сам просто покупал индекс S&P 500 — никто миллион забрать не сумел.

Я не знаю эту историю, но сам Баффет обыгрывал S&P 500 достаточно хорошо.

Он обыгрывал его для себя, а говорил про портфельное управление. Теперь возьмем за то же время, когда шло вот это соревнование, сравнение с рынком, доходность непубличных акций. Было исследование, которое показало, что рынок непубличных акций обыгрывал публичный рынок в среднем на 20%.

Только я не понимаю, как можно рынок непубличных акций оценивать.

По выходам.

По выходам? Выходы происходят у удачных компаний.

Нет, брали портфели фондов и считали. Причем интересно, что не только он обыгрывал на 20%, а была еще такая вещь, как… Она тоже поддается статистическому распределению. Получалось, что 10% самых успешных фондов забирали 90% этой прибыльности, и поэтому, конечно, есть вот это распределение, которое показывает, что не все фонды одинаково успешны. Часть фондов вообще находятся в зоне около нуля или ниже нуля, а самые успешные управляющие сильно обыгрывают…

Вот это очень важный момент, мне кажется. Потому что то же самое происходит и в портфельных инвестициях. Очень маленькая когорта забирает больше 100% прибыли по большому счету. Особенно в периоды падений. То же самое в венчуре. Или нет?

Нет, венчур, конечно, зависит очень сильно от фигуры управляющего, это правда. Я это узнал не когда начал заниматься сам, а когда мы уже стали, грубо говоря, исследовать и смотреть свои результаты. Это подтверждает нашу теорию, что рынок удается обыграть, если ты нормально занимаешься управлением, профессионально.

Если я хочу найти управляющего и дать ему деньги, чтобы он инвестировал в венчур, по каким приметам его искать?

Мне такие вопросы задавали. Я попытался сформулировать. Я думаю, первое — спроси его про его доходность. Второе — спроси у его инвесторов, что они о нем думают.

Спроси про доходность – это значит, он должен быть очень долго на рынке, потому что его фонды должны быть уже с какими-то результатами.

Нет, ну если вы хотите доверить деньги тому, кто только пробует, — конечно, это тоже ваше право, и все когда-то пробуют в первый раз. Но здесь уже другое. Мой любимый анекдот: «Вы умеете играть на скрипке? Не знаю, не пробовал». Сейчас, я вижу, создается много фондов, потому что много мальчиков из этих фондов ко мне приходят советоваться. Я всем советую, хотя потенциально они мне никакие не партнеры и мне не жалко поделиться экспертизой. Я вижу, что очень много управляющих появляется. Но страшно не столько то, что они не понимают, что такое рынок, — этому они научатся. Я сам, когда начинал заниматься, тоже ничего этого не понимал. Другое дело, что они не имеют никакого менеджерско-предпринимательского опыта — и вот это плохо. Потому что люди не понимают ни предмета инвестирования, ни как себя рынок ведет.

Кстати, я часто слышу, что далеко не все инвестируют в венчур, чтоб заработать. Есть тема вечной жизни, например.

Это импакт-инвестиции?

Импакт  это, скорее, институциональная история. Всем же известны эти проекты по вечной молодости. И очень серьезные люди давали большие деньги, потому что им жить хочется долго или вечно.

Есть один такой проект, в который все крутые люди проинвестировали. Они предлагают снять электронную копию мозга и загрузить его. И потом, когда уже будут штамповаться тела на конвейере, они его загрузят обратно, значит, и ты получишь вечную жизнь. И я знаю кучу людей, которые очень известны… Вообще это даже не инвестиции. Если хочешь это дело — платишь за билет $10 000 и за процедуру. Поскольку она один раз делается, человек реально умирает, потому что надо вскрыть мозг, поставить электроды, скачать эту копию, поэтому проверить, на самом ли деле это работает, — нельзя. Но куча людей эти билеты покупала, есть такое.

Многие, в том числе и я, иногда делают какие-то инвестиции, просто потому что понравилось идея. Я каждый раз, конечно, ставил прибыль во главе угла, но мне иногда просто история интересна и хочется поучаствовать.

Допустим, у нас в портфеле — я лично дал деньги, не стал давать из фонда — есть проект, который помогает сажать враждебные дроны. Я думаю, что это уже сейчас большая угроза, а будет еще больше. И они сделали устройство, которое у тебя вот стоит и смотрит, не приближается ли к тебе что-то несанкционированное. Это некий дроновый антивирус, он перехватывает управление и убирает дроны. Мне просто понравились эти ребята — абсолютно не понятна мне ни их модель, ни во что у них это вырастет. Я дал им деньги — $50 000, это было года три назад. Вот сейчас они начали что-то показывать, но для меня это было… Просто я поддержал интересную идею. И сейчас, опять же, мы поддержали дроновую команду. У них прикольная идея: они придумали дрона, который летает вдоль небоскреба и моет его. Вот это здорово. Это три парня из гаража – такая, значит, классическая история американского успеха, который может быть успехом, а может и не быть. Прикольные 20-летние ребята, которые бросили свои универы и сделали эту идею.

У меня возник на лету вопрос, прошу прощения за каламбур. Инвестор, как мы только что с вами говорили, должен быть опытным. Портфельный менеджер  опытным, взрослым и так далее. А предприниматель, который получает деньги, может быть 20-летним?

Конечно. Предприниматель может быть. На самом деле есть медиана: в Америке сейчас нормальный, успешный фаундер (имеет возраст) обычно от 30 до 40 лет. А в Израиле, допустим,  — от 20 до 30 лет.

В России у меня был самый молодой фаундер, 19-летний. Но ни к чему хорошему это не привело, потому что он все время фонтанировал идеями, но  ничего не мог довести до конца. В результате просто быстро потеряли с ним деньги, и все. И был меня 23-летний фаундер. Это одна из наших звездных израильских команд.

Парень просто пришел – и снова, что называется, игра «верю — не верю». Я ему поверил, он делал новый продукт. У него был предыдущий, который как бы «полувзлетел», и он в той же компании решил делать новый продукт. Он мне сказал: «Смотри, через год все крупные мировые издатели будут моими клиентами». Я говорю: «Ну так уж и все?» Он говорит: «Половина — точно». Мы дали деньги. Через год они все были его клиентами.

Хороший бизнес.

Да. Это хороший бизнес, это один из наших звездных бизнесов. То есть молодость тут как бы ни при чем. Когда основатель проекта продает нам идею, мы хотим понять, во-первых, что он адекватен, что он понимает, про что говорит. Что он может это объяснить так, что и я пойму, то есть он должен объяснить как для тупого. После этого надо убедиться, что он не только понимает свою идею, он понимает, как из нее сделать бизнес, что будет там и как он туда пойдет.

Я правильно понимаю, что вы работали с российскими стартапами в рамках первого фонда, а сейчас вы в России не работаете?

Нет, мы работаем в России. Мы для себя сначала решили, что не будем делать такие проекты, которыми занимались раньше, — небольшие российские. Мы в России делали в 2013 году то, что называется широкий посев. Мы брали какую-то отрасль, смотрели на игроков, на ниши. Москва, Питер — неважно, мы очень много проектов сделали здесь. Сейчас мы это перестали делать.  Сделали два ограничения. Решили, что будем входить только в проекты, которые могут быстро покрыть весь российский рынок.

Второе, с чем мы продолжаем работать и хотим еще усилить — это сильная команда, способная делать глобальные проекты. И мы с этим работаем, у нас есть несколько «звезд» в портфеле. Это ребята-выходцы из России или проекты, которые просто сделаны в России… Мы на этой поляне присутствуем и хотим присутствовать еще больше.

А есть проекты, которые разрабатываются внутри России сейчас? Не уехавшими ребятами, а теми, кто сидит внутри страны.

Есть, конечно.

Много?

У нас в портфеле несколько таких звездных проектов. Они международные, но у них команды сидят в России.

А почему они сидят в России?

В России хорошая инженерная подготовка, сильные программисты. И перевоз команды куда-то, конечно, возможен, если это самоцель, но, допустим, содержать команду программистов в Силиконовой долине — по сравнению с Россией это будет  10-15 «иксов». Но, что правда, проектам в массе своей невозможно выстроить нормально глобальное присутствие, не получив присутствие на Западе.

С точки зрения команды, которая должна делать бизнес-девелопмент и продаж, конечно, нужно выносить штаб-квартиры ближе: во-первых, ближе к своему потребителю, а во-вторых, когда компания становится глобальной, выгодно быть ближе к большим деньгам. Потому что большие деньги сейчас сюда не ходят. Раньше у нас единственным фондом с большими деньгами был Baring, а сегодня больших денег нет, и вряд ли в ближайшей перспективе они здесь будут.

У Baring Vostok было много «кеша». Они больше не инвестируют в Россию?

Я не знаю. Мы знакомы, потому что они в каких-то сделках были вместе с нами, но сейчас я не знаю, что они делают. Но я имею в виду, что события, которые случились (c Baring Vostok и Майклом Калви. — Forbes), — они не позитивные.

Мягко говоря, да.

А большие деньги, конечно, находятся прежде всего в Силиконовой долине, в Европе много фондов. Но прежде всего — Силиконовая долина. Если стартап находится там рядом, то он с большей вероятностью попадет на экран. Хотя есть исключения. Если очень крутая профессиональная команда хорошо все делает, то деньги придут к ней, где бы она ни сидела.

Наверное, последний вопрос про стартапы. Они бывают на разные темы. Существуют ли сейчас в этой палитре разных идей, начиная с e-commerce и заканчивая продлением жизни, какие-то темы, которые более актуальны, чем другие?

Нет старых или новых тем, а есть тренды. Допустим, когда я начинал инвестировать в Россию, трендом был AdTech, то есть рекламные технологии. Компании росли, множители там были на компанию в 4-5 оборотов, а потом произошла монополизация рынка крупными игроками, и эти стартапы стали торговаться там. Оценки упали в 10 раз. Поэтому мы, конечно, стремимся, когда инвестируем, не попадать больше в такие крючки.

У нас есть ряд излюбленных тем, и они даже не очень с трендом связаны, а больше связаны с тем, что моей команде нравится или что мы более-менее понимаем. Мы любим консюмер-интернет — в общем, все, что (работает) напрямую с клиентом.  Будь то винный клуб в Калифорнии с продажей вина по подписке или подписка на какое-нибудь wellness-приложение. Вот такие вещи мы любим. Или химчистка по вызову. Мы любим предложения для бизнеса по productivity, потому что сейчас это реально большой тренд,  там реальная бизнес-модель и реальные деньги. Эти компании начали стоить уже по $10-30 млрд. У нас в портфеле также есть успешные представители этих команд.

Дальше — цифровая медицина, где у нас уже были неплохие выходы, но все-таки я пока в поиске своего, ну скажем, не единорога, а чего-то такого. Образование, медицина, пищевая промышленность — все это меняется на глазах и должно поменяться сильно, потому что тут уже есть противоречия между старыми способами ведения бизнеса и требованиями времени. Дальше, просто потому что нравится — искусственный интеллект. И мы много смотрим проектов на эту тему. Потом есть финтех и иншуртех, это тоже нам довольно близко. Есть еще вложения и в другие темы, мы как бы openminded.

А вот в экосистеме венчурного инвестирования у вас есть огромное количество коллег. Кто-то из них молодые и теряет деньги, кто-то – мошенники, кто-то – звезды…

Ну, есть звезды первой величины.

Да, и звезды первой величины. А как складываются отношения между игроками на этом рынке?

В общем, мы достаточно дружим. У нас вообще ни с кем нет антагонизма. К кому-то больше уважения, и с кем-то мы с удовольствием заходим в проект, кого-то мы зовем в проекты. Допустим, мы видим, что это очень хороший проект и мы его можем и сами съесть, но нам будет приятно, если он (другой фонд) зайдёт с нами. Потому что мы знаем его подходы и понимаем, что тут даже не деньги важны, а что он с нами раздели риски и экспертизу свою принесет. Мы достаточно часто так делаем. Меня тоже часто зовут в проекты по той же причине. Поэтому у нас есть, скажем… У нас нет такой конкуренции, мне больше нравится старый термин — coopetition. То есть мы как бы больше кооперируемся.

А какая, кстати, доля фонда вам принадлежит как инвестору?

Она меняется — чем больше фонд, тем меньше доля. Но меньше 10% — никогда. Для меня очень важно это соотношение, потому что я, во-первых, управляю своими деньгами, во-вторых, я рискую. То есть для меня каждое принимаемое решение означает, что я не рискую деньгами инвесторов, я рискую своими. Да, инвестор тоже рискует вместе со мной, но я сильно на каждой сделке рискую своими деньгами. И это для меня очень важно, и мне приятно выигрывать на свои деньги, а не только получать комиссию за успех.

Если бы нас с вами позвали разговаривать через 20 лет  как вы думаете, разговор сильно отличался бы от сегодняшнего?

Я думаю, что индустрия будет трансформироваться, будут увеличиваться открытость, прозрачность. Эти тренды есть, они очень зачаточные, но я предполагаю, что будет идти стандартизация описания решений. И будет расти доля аналитики и искусственного интеллекта в принятии инвестиционных решений. Уже накоплены огромные знания, и будут отстраиваться процессы, которые позволят более-менее предсказывать инвестиционные решения. Понятно, что любые предсказания будут приводить к нормализации рынка, соответственно, может происходить и демократизация. Может быть, там роль управляющего сведется к роли арбитра или большого эксперта. Я думаю, вот в этом направлении будет идти отрасль. Но в принципе я не думаю, что после 20 лет мы увидим умирание венчурного инвестирования. Нет. Вот видоизменение — да. Но я по-прежнему считаю предпринимателя самой важной фигурой в экономике.

Интересно, а бизнес венчурного инвестора в принципе наследуемый?

Не знаю. Допустим, у меня в команде работает мой сын. Он у нас head of legal стал, он, в общем-то,  computer science заканчивал. У него никакого интереса к моему бизнесу как таковому, то есть с точки зрения предпринимательства, нет. То есть ему интересно быть в моем бизнесе и он отличный head of legal — многих мировых юристов заткнет за пояс, потому что у него очень большой опыт, у нас сотни сделок. Но вот так, чтобы он говорил: «Я готов встать у руля»… Я бы хотел, чтобы он так сказал, но он так не говорит.

Forbes Capital — совместный видеопроект Forbes и Андрея Мовчана, финансиста, основателя Movchan’s Group. Гостями программы станут успешные состоятельные бизнесмены, которые расскажут о своей инвестиционной философии. Как наши герои управляют деньгами? Как с годами меняются их взгляды на состояние? Как бизнес меняет их жизнь?

Keep informed Fill out the form to subscribe to Movchan's Group regular newsletter

    Please fill in
    all fields of the form
    I have read Privacy Policy and Terms of Use and agree to the processing of personal data 1
    I certify that I am a qualified investor in my country of residence and am not a US tax resident 1
    Questions?
    message
    Contact us Please fill in all fields

      I have read Privacy Policy and Terms of Use and agree to the processing of personal data 1
      I certify that I am a qualified investor in my country of residence and am not a US tax resident 1
      Call me Please fill in all fields

        I have read Privacy Policy and Terms of Use and agree to the processing of personal data 1
        I certify that I am a qualified investor in my country of residence and am not a US tax resident 1
        Subscribe to newsletter The mailing list includes analytical reviews on markets and macroeconomics, regular investment digests and notifications about the performance of Movchan’s Group funds. Please fill in all fields

          I have read Privacy Policy and Terms of Use and agree to the processing of personal data 1
          I certify that I am a qualified investor in my country of residence and am not a US tax resident 1
          Privacy Policy

          Last updated: 13.05.2022

          1. Background

          Movchan’s Group (“Movchan’s Group”, “we” or “us”) welcome you to our website and appreciate your interest in our products and services.

          We understand that your privacy is important to you and that you care about how your information is used and shared online. This page explains how we treat your personal data (“Privacy Policy”).

          By continuing to use our website, you confirm that you are 18 years of age or older. Please note that we may amend this Privacy Policy from time to time. The applicable version is always the current one, as referenced above (last updated). If we decide to change our privacy practices, we will post those changes on this page. Please check this page for changes from time to time to make sure you are aware of our latest privacy practices.

          This Policy applies to use of any and all data collected by us in relation to your use of this website. Please read this Privacy Policy carefully and ensure that you understand it. Your acceptance of Privacy Policy is deemed to occur upon your first use of our website. If you do not accept and agree with this Privacy Policy, you must stop using this website immediately.

          As of 25 May 2018, the EU General Data Protection Regulation 2016/679 (GDPR) have taken effect for the protection of natural persons against the processing of personal data and the free circulation of such data. The New General Regulation shall replace the Directive 95/46/EU which was applied via law 138(I)/2001. As of 25 May, 2018 the said law shall be considered as abolished.

          Our role includes the obligation to secure that, personal data of yours and of any third parties such as employees, contractors, clients, principals and other individuals and contracting parties related to you, which has come or may come into our possession and which may also contain sensitive data, is processed in accordance with relevant Regulation and/or other laws in force.

          2. Information about us

          This website www.movchans.com, is owned and operated by Movchan Management Ltd., a private company of the Astana International Financial Center under the identification number 210140900043 in accordance with the Constitutional Law of the Republic of Kazakhstan “on the Astana International Financial Center”, whose registered address is AIFC 55/16 Mangilik El Ave., block C3.1, office 323, Z05T3F2, Nur-Sultan.

          3. Scope of Privacy Policy

          This Privacy Policy applies only to your use of this website. It does not extend to any websites that are linked to from this website (whether we provide those links or whether they are shared by other users). We have no control over how your data is collected, stored or used by other websites and we advise you to check the privacy policies of any such websites before providing any data to them.

          4. Collection of data

          Some data will be collected automatically by this website (for further details, please see section 7 on use of Cookies), other data will only be collected if you voluntarily submit it, for example, when signing up for our mailing list or filling up the contact form. Depending upon your use of this website, we may collect some or all of the following data:

          • your full name;
          • IP address (automatically collected);
          • operating system (automatically collected);
          • contact information such as email addresses and telephone numbers;
          • country of residence;
          • demographic information such as location, age, gender, preferences and interests (automatically collected);
          • web browser type and version (automatically collected);
          • a list of URLs starting with a referring site, your activity on this website, and the site you exit to (automatically collected);

          5. How do we use your data?

          We use your data to provide the best possible experience of using this website and communication with us. This includes:

          • Providing and managing your access to this website;
          • Responding to communications from you;
          • To use it for marketing measures. Supplying you with email alerts, newsletters and announcements that you have subscribed to automatically by providing us with your details (you may unsubscribe or opt-out at any time by clicking the “Unsubscribe” button at the bottom of any email);
          • Develop new products, services, features, and functionality;
          • Market and customer research;
          • Analysing your use of this website and gathering feedback to enable us to continually improve this website and your user experience;
          • To facilitate technical administration of this website;

          With your permission and where permitted by law, we may use your data for marketing purposes which may include contacting you by email and telephone and text message and post with information, news on our products and services. We will not, however, send you any unsolicited marketing or spam and will take all reasonable steps to ensure that we fully protect your rights and comply with Our obligations under the EU General Data Protection Regulation 2016/679 (GDPR).

          6. Security measures

          We make every effort to take appropriate technical and organizational security measures to ensure that your personal data protected against unauthorized access, misuse, loss and/or destruction.

          Our employees and the service providers commissioned by us are bound by professional secrecy and must comply with all data protection provisions.

          Additionally, access to personal data is restricted to only those employees, contractors and third parties who require this access in order to assure the purpose of data processing and the provision of products and services.

          Steps We take to secure and protect your data include:

          • Strong 2048-Bit SSL Extended Validation Certificate Encryption by Comodo.
          • We use Alphabet’s (Google) email services, which are highly secure.
          • We follow strict internal procedures when handling any sensitive data.

          Notwithstanding the security measures that we take, it is important to remember that the transmission of data via the internet may not be completely secure and that you are advised to take suitable precautions when transmitting to us data via the internet.

          7. Cookies

          Our Site may place and access certain first party Cookies on your computer or device. First party Cookies are those placed directly by us and are used only by us. We use Cookies to facilitate and improve your experience of this website and to improve our products and services. By using this website, you may also receive certain third-party Cookies on your computer or device. Third party Cookies are those placed by websites, services, and/or parties other than us. We use third party Cookies on this website for online marketing and advertising services. In addition, this website uses analytics services provided by Google Analytics, Yandex Metrics etc. which also use Cookies. Website analytics refers to a set of tools used to collect and analyze usage statistics, enabling us to better understand how people use this website.

          “Cookies” are small pieces of information that are transferred to your browser and stored on your computer’s hard drive. Cookies also allow us to track usage patterns, trends and other aggregate visitor information. Most web browsers automatically accept cookies, but you can usually change your browser settings to prevent that if you would rather not store the information for future use. We may also collect certain technical and routing information about your computer to facilitate your use of the site and its services (such as browser type, operating system and the Internet Protocol (“IP”) address of your computer). Without expressly informing you in each particular instance, we do not match such information with any of your personal information.

          If you disagree with us using cookies, please leave this website.

          8. Links

          This website may contain links to third-party electronic services that are not operated or monitored by us. Please be aware that such third-party electronic services are not bound by this Privacy Policy and that we are not responsible for their content or their principles regarding the handling of personal data. We therefore recommend consulting and checking the individual privacy policies or terms of use of third-party electronic services.

          9. Data subject rights

          According to applicable data protection laws and regulations, you may have the following rights:

          • requesting information on personal data that we hold about you,
          • asking that your data be deleted if we are not permitted or are not legally obliged to retain the data,
          • demanding that the processing of your data be restricted,
          • objecting to the processing by us,
          • transferred in a generally useable, machine-readable, and standardized format.

          You also have a right of appeal (as far as this affects you) to the respective Data Protection Supervisory Authority.

          As a data subject you may address any concern of yours on a matter relating to your data protection rights to the company’s Data Protection Officer below.

          Data Protection Officer (DPO): Zhadra Abdullina (zabdullina@movchans.com).

          10. Do we share your data?

          We may share your data within companies in our group.

          We may sometimes contract with third parties to supply services to you on our behalf. These may include payment processing, search engine facilities, advertising and marketing. In some cases, the third parties may require access to some or all of your data. Where any of your data is required for such a purpose, we will take all reasonable steps to ensure that your data will be handled safely, securely, and in accordance with your rights, our obligations, and the obligations of the third party under the law.

          We may compile statistics about the use of Our Site including data on traffic, usage patterns, user numbers, sales and other information. All such data will be anonymised and will not include any personally identifying information. We may from time to time share such data with third parties such as prospective investors, affiliates, partners and advertisers. Data will only be shared and used within the bounds of the law.

          In certain circumstances we may be legally required to share certain data held by us, which may include your personal information, for example, where we are involved in legal proceedings, where we are complying with the requirements of legislation, a court order, or a governmental authority. We do not require any further consent from you in order to share your data in such circumstances and will comply as required with any legally binding request that is made of us.

          Terms Of Use

          1. Agreement

          By using the website www.movchans.com and any of its pages (hereafter the “website”), you confirm that you have reviewed, understand and agree to the following important legal information and terms of use (the “Terms”). If you do not agree to the terms, please exit the website immediately.

          The Terms are subject to change at any time without notice and access to, and use of the website may be restricted or terminated at any time. You are therefore advised to review these Terms each time you access this website.

          2. No offer, no advice

          The information, products, data, services, tools and documents contained or described on this website are for information purposes only and constitute neither an advertisement or recommendation nor an offer or solicitation to buy or sell investment instruments, to affect any transaction or to enter into any legal relations.

          The financial products mentioned on this site are not suitable for all investors. Prior to making investment decisions investors should conduct a thorough investigation and obtain all necessary professional advice for all issues, including your eligibility to make such investment in terms of the applicable law.

          Nothing on this site constitutes investment, legal, accounting or tax advice, or a representation that any investment or strategy is suitable or appropriate for individual circumstances, or otherwise constitutes a personal recommendation for any specific in­vestor. We recommend that investors independently assess, with a professional advisor, the specific financial risks as well as legal, regulatory, credit, tax and accounting consequences.

          3. Local legal restrictions

          The Content is not intended for use by or distribution to any individual or legal entity in any jurisdiction or country where such distribution, publication or use would be contrary to the law or regulatory provisions or in which Movchan’s Group companies does not hold the necessary registration or license. Individuals or legal entities in respect of whom such prohibitions apply, whether on grounds of their nationality, their place of residence or on other grounds, must not access or use the site.

          Some entities, services and products of Movchan’s Group may not be registered or licensed under legal and regulatory provisions governing financial services or products and their providers in certain countries.

          4. No warranty

          Movchan’s Group provides no warranty and makes no representations of any kind whatsoever regarding: (1) the currency, accuracy or completeness of the content; (2) the results to be obtained by any user of the website; or (3) any third-party content accessible on or through the website.

          Except to the extent required by current laws and/or regulations, Movchan’s Group, including its directors, agents, employees or subcontractors: (1) disclaims any and all express or implied warranties and conditions including without limitation warranties and conditions as to quality and fitness for a particular purpose; and (2) does not warrant that the website, any content (including any third party content), goods and services referred to therein will be uninterrupted or error free, that defects will be corrected or that the website, the servers from which it is available or any connected website is free of viruses, trojan horses, worms, software bombs or similar items or processes or other harmful components. In order to safeguard against viruses, it is advisable to use up-to-date versions of browsers and to install and continuously update antivirus software. Users should strictly avoid opening e-mails of unknown origin or unexpected e-mail attachments.

          Any data, including but not limited to financial market data, quotes, notices, research or other financial information accessible through this website, have been obtained from carefully selected sources believed to be reliable. All such information is provided “as is” to the user without express or implied warranties of any kind, including warranties of quality, originality, non-infringement of intellectual property or fitness for any particular purpose.

          The information and opinions in the website are descriptive of Movchan’s Group as a whole and the products and services described may not be available to or suitable for all investors. The fact that a user accesses the Site does not make him a client of Movchan’s Group.

          Any expressions of opinion, estimates and projections on the website are those of the authors at the date of writing. They do not necessarily reflect the view of Movchan’s Group and are subject to change at any time without prior warning. Movchan’s Group and its contractual partners may discontinue, or make changes in, the information, data and documents, and the products or services described herein, at any time without prior notice. Any information marked with a date is published as of this date only and no obligation or responsibility is undertaken to update or amend any such information.

          5. No liability

          TO THE MAXIMUM EXTENT PERMITTED BY CURRENT LAWS AND/OR REGULATIONS, Movchan’s Group, INCLUDING ITS DIRECTORS, AGENTS, EMPLOYEES, SUB-CONTRACTORS AND ITS SALES PARTNERS DISCLAIM ANY AND ALL LIABILITY FOR LOSSES OR DAMAGES (DIRECT OR INDIRECT) OF ANY KIND WHATSOEVER ARISING DIRECTLY OR INDIRECTLYAS A RESULT OF (1) THE CONTENT, ACCURACY, COMPLETENESS OR OTHERWISE OF THE CONTENT OR ANY LINKS OR THIRD PARTY CONTENT; (2) ANY ERRORS IN OR OMISSIONS FROM THE SITE; (3) USE OF OR ACCESS TO THE SITE; (4) ANY INABILITY TO ACCESS OR USE THE WEBSITE FOR ANY REASON.

          TO THE FULL EXTENT PERMITTED BY CURRENT LAWS AND/OR REGULATIONS, Movchan’s Group SHALL NOT BE LIABLE FOR ANY (1) LOSS OF PROFITS OR REVENUE OR SAVINGS OR OTHER ECONOMIC LOSS, (2) LOSS OF BUSINESS OR GOODWILL, (3) LOSS OF OR DAMAGE TO DATA, (4) INCIDENTAL OR SPECIAL LOSS, (5) WASTED OR LOST MANAGEMENT TIME, OR (6) INDIRECT OR CONSEQUENTIAL LOSS ARISING FROM USE OF OR ACCESS TO THE SITE, EVEN IF ADVISED OF THE POSSIBILITY OF ANY SUCH LOSS OR DAMAGE OR IF SUCH LOSS OR DAMAGE WAS FORESEEABLE.

          6. Third-party content

          Statements on this website may contain information obtained from third parties, including ratings from rating agencies and research from research providers etc. Reproduction and distribution of third-party content in any form is prohibited except with the prior written permission of the related third party. Third-party content providers do not guarantee the accuracy, completeness, timeliness or availability of any information, including ratings or research, and are not responsible for any errors or omissions (negligent or otherwise), regardless of the cause, or for the results obtained from the use of such content. Third-party content providers give no express or implied warranties, including, but not limited to, any warranties of merchantability or fitness for a particular purpose or use. Third-party content providers shall not be liable for any direct, indirect, incidental, exemplary, compensatory, punitive, special or consequential damages, costs, expenses, legal fees or losses (including lost income or profits and opportunity costs) in connection with any use of their content, including ratings or research. Credit and/or research ratings are statements of opinions and are not statements of fact or recommendations to purchase, hold or sell securities. They do not address the market value of securities or the suitability of securities for investment purposes and should not be relied on as investment advice.

          7. Performance

          The past is not an indication of the future performance of an investment. The value of investments may be subject to fluctuations and investors may not get back the amount invested. Changes in rates of foreign exchange may also cause the value of investments to go up or down.

          8. Links to third-party websites

          Links to third-party websites on this website are provided solely for your convenience as pointers to information on topics that may be useful to users of this website. Movchan’s Group has no control over the content on such third-party websites. Activating some links to third-party websites on this website may cause you to leave this website. No warranties or liability concerning the content of such websites are made, including assurances that it is correct, accurate, complete, true, up-to-date or fit for any particular purpose. Nor does Movchan’s Group warrant that such website or content is free from any claims of copyright or trademark or other infringement of the rights of third parties or that such site or content is free of viruses or other harmful components. No guarantee as to the authenticity of documents on the Internet is given.

          Using links to third-party websites provided on this Site is at your sole discretion and at your own risk.

          Please note that third-party websites are not subject to Movchan’s Group data protection policy and Movchan’s Group is not responsible for the policies they apply with regard to collection and treatment of your personal data. We recommend that you carefully read the terms of use and data protection policies governing the third-party website before using it in order to check how it protects your personal data and privacy.

          9. Data processing

          For information on the kind of data collected, the purpose for which it is collected, how it is processed, to whom it may be disclosed and the security measures that have been put in place to protect it, please consult the Movchan’s Group Data Privacy Policy under the following link:

          Data privacy Policy

          Thank you! Your mail has been successfully sent.
          Thank you! Subscription successfully completed.
          Go Up