fbpx

Макроэкономика и ключевые события на финансовых рынках в августе-сентябре

Макроэкономика и ключевые события на финансовых рынках в августе-сентябре

Затишье на мировых рынках в августе не было прервано ничем. Самыми яркими событиями стали ежегодный симпозиум в Джексон-Хоул, организованный в этот раз в онлайн-формате, и заявление премьер-министра Японии Синдзо Абэ (при монетарной политике которого происходили крайне интересные для участников валютного рынка движения) об отставке.
О преемственности «абэномики» можно будет судить после 16 сентября, когда пройдут выборы нового председателя правящей Либерально-демократической партии, и кандидат будет утвержден парламентом Японии. А вот ФРС США уже фактически заявила об окончании политики, которая проводилась во время и после председательства Пола Волкера.

ФРС больше не собирается превентивно повышать ставки для недопущения возможного всплеска инфляции. Заявления Пауэлла обозначили новый подход к монетарной политике, подразумевающий, что рост цен выше 2% в год более не является негативным фактором, требующим действия. ФРС не только не будет сдерживать инфляцию, но и намерена стимулировать ее рост. Возможно, на своем плановом совещании в середине сентября регулятор объяснит, как именно он будет воплощать свой план (по крайней мере, объем активов на его балансе остается 4-й месяц подряд около $7 трлн).

Реакция инвесторов на эти заявления тут же нашла свое отражение в стоимости активов на финансовых рынках: на фоне дальнейшего ослабления доллара, роста инфляционных ожиданий (к уровням конца декабря) и роста длинных ставок (доходность 10Y UST поднялась на 20 б.п., до 0,75%) рынки продолжили расти, достигая новых максимумов по фондовым индексам и минимальной доходности облигаций. Стимулом к вовлечению в игру на повышение еще большего числа розничных инвесторов, ускоривших движение рынка вверх, стало и решение IT-гигантов провести split-off своих акций и, раздробив их номинал, сделать еще более доступными и ликвидными. Падение доходности по всему спектру активов подтолкнуло инвесторов к поиску новых инструментов для получения дополнительного дохода: август был отмечен заметным ростом объема торговли пут-опционами на фондовом и долговом рынках.

Однако конец лета ознаменовался пересмотром взглядов инвесторов на рынки, по крайней мере, в краткосрочном плане. Уже в начале сентября рост экспозиции на риск привел к обвалу фондовых индексов, коррекции в ряде других секторов рынка и оттоку средств в казначейские облигации, доходность которых вновь снизилась.

Поведение инвесторов в ближайшее время будет в значительной степени зависеть от позиции ключевых центральных банков в отношении стимулирующих мер, а их решения, в свою очередь, будут основываться на ситуации в области здравоохранения и динамике восстановления экономики. В экономике не все однозначно – усилия крупных стран позволили стабилизировать и вывести в фазу роста промсектор, активность в котором продолжала расти в августе. Однако сектор услуг за пределами США и Британии неприятно удивил падением. Инфляция при этом остается почти повсеместно близкой к нулю – что бы там ни заявляли финансовые власти.

В этих условиях инвесторы должны дождаться разъяснений позиции ключевых ЦБ мира – наращивание стимулирующих мер способно поддержать инфляцию цен активов и дать второе дыхание спросу на риск (заметные изменения в потребительской инфляции в целом будут происходить лишь после прорывов в области вакцинирования и восстановления уровня доверия потребителей). С другой стороны, рынок уже перегрет, и срывы, подобные тому, что произошел в начале сентября, могут сработать как «прививка от жадности», заставив инвесторов стать более осторожными на время. Если «здоровая коррекция» вынудит инвесторов более критично относиться к высокодоходным и высокорискованным активам, их вес в портфеле консервативного инвестора вновь будет ограничен. Если ФРС и Ко не помогут инвесторам новыми стимулами, позиционирование инвесторов может стать до конца года более аккуратным. Приближение выборов в США будет вносить свою долю в волатильность рынков, однако еще в сентябре влияние этого фактора будет ограниченным и являться пока фоновым.

Консервативные инвестиции в долларах: как управляется фонд облигаций | Мовчан и Овчинников

Консервативные инвестиции в долларах: как управляется фонд облигаций | Мовчан и Овчинников

В этом видео:
О причинах перегретых рынков и нерациональности инвесторов;
Рост цен на золото и взгляд управляющих на этот актив;
Фонд ARGO: почему короткие облигации?
Подход управляющих к отбору бумаг;
Распределение рисков по регионам;
«Кэш» в портфеле – проблема или возможность?
Глобальная стратегия Movchan’s Group: продукты, услуги и структура.

Смотреть:

Структурные ноты как честный способ отъема денег у населения

Структурные ноты как честный способ отъема денег у населения

Недавно несколько клиентов обратились ко мне с просьбой дать комментарии по купленным в российских инвестиционных компаниях и госбанках структурным нотам. Потери на текущий момент у клиента по этим нотам – от 30% до 70% капитала.
Для тех, кто еще не ступал ногой на эту территорию и мудро выбирает познать нюансы с помощью опыта других людей, материал ниже может быть полезным. Возможно, вы сохраните время, деньги и нервы.
Я разберу популярную в инвестиционных компаниях и VIP-отделениях банков структурную ноту с автоколлом на корзину акций с частичной (условной) защитой. Это реальная нота, взятая из портфеля инвестора.
Популярна эта нота по причинам, которые я разберу чуть позже, в разделе о минусах нот. В начале надо разобраться, что это такое и как это работает.

Пример ноты

Базовый актив – это 4 акции:
Biogen
Western Digital
Micron Technology
Discovery Inc

Валюта: USD
Купон: 10%
Защитный барьер: защита от падения до 35%
Срок ноты: 3 года
Условия автоколла: в любой квартал, если цена всех четырех бумаг будет выше цены размещения
Минимальный объем вложений: 100 000 долларов
Банк-эмитент: Societe Generale (Франция)

Кстати, если вы ничего не поняли из названия и описания условий, то это значит, что продавцы нот имеют информационное преимущество перед вами и преподнесут ноту так, как им выгодно.

Как работает нота:

1) Нота действует 3 года, или 12 кварталов. По окончании каждого квартала вы получаете купон (из расчета 10% годовых, то есть 2,5% от вложенных денег каждый квартал), но только в том случае, если каждая из 4 акций торгуется в диапазоне от 65% и выше от цены, которая была указана при размещении. Другими словами, если каждая из бумаг не упала больше, чем на 35% от цены размещения. Условно, стоила 100 долларов в дату покупки ноты, теперь стоит 65 долларов или выше. Сложно? Это пока что самое простое.

2) Если все же хотя бы одна из 4 бумаг упала больше, чем на 35%, вы не получаете купон, но купон запоминается. Это означает, что если в конце следующего квартала «плохая» акция восстановилась, вы получаете и очередной купон, и тот купон, который до этого не был заплачен (эффект «памяти» – запомнили купон и позже заплатили). Если хотя бы одна из бумаг как упала ниже защитного барьера в 35%, так и не восстановилась, вы купоны в итоге не получаете.

3) Если в какой-то квартал все четыре акции выросли выше 100% от цены в момент создания ноты, то нота гасится досрочно («автоколл»), и вы таким образом перестаете получать доход, т.е. вы получаете назад вложенные $100 00 и заработанный купон из расчета 10% , или $2500.

4) Если акции, входящие в состав ноты, в течение срока как-то росли, падали, в общем, изменялись в цене, но не было ситуации автоколла, нота доживает до погашения. И дальше возможны 2 сценария: либо вы получаете обратно инвестированную сумму, вместе с последним купоном, либо (внимание!) наихудшую из акций, которая просела больше других, если она просела больше чем на 35%. То есть вложили 1000 долларов, какая-нибудь акция вроде Western Digital упала в 2 раза за эти 3 года, и вы на радостях вместо 1000 долларов номинала получаете эту акцию, правда, по цене, которая была на момент запуска ноты. Это убыток в 50% долларах. Если вы все же успели получить какое-то количество купонов, например, первые 2 года нота работала хорошо – значит, вы получили 2*10% = 20% купонов минус 50% убытка = минус 30%. И вы теперь гордый акционер малопонятной лично вам американской компании Western Digital.

Попробуем разобрать их плюсы и минусы.

Плюсы структурных нот

Чтобы сэкономить время, скажу сразу: с точки зрения интересов инвестора их нет.
Зато много плюсов для тех, кто вам их продает:

Высокая маржинальность для бизнеса: до 18% от внесенных денег зарабатывают продавцы 3-летних нот в российских инвестиционных компаниях и банках
Удержание клиентских активов: вы вкладываете на 3-5 лет и в это время не можете продать ноту, вывести деньги, либо можете, но с потерями
Инструмент, который легко продать неосведомленным инвесторам с помощью мало осведомленных продавцов. «Это почти как депозит» – говорят не моргнув симпатичные девушки в ВИП-отделениях крупных российских банков, «гарантированный купон в 12% годовых в долларах – кто еще Вам столько предложит?» Это не мои фантазии, это моя переписка с менеджером госбанка. Причем, судя по всему, девушка в это верит и не осознает того простого факта, что любая доходность выше ставки ФРС (0.25% в долларах сейчас) по определению несет риск, не говоря уже про 12% годовых в долларах.

Минусы структурных нот

1. Игра в рулетку

Для того, чтобы вкладывать деньги в акции конкретных компаний, нужно понимать их на очень глубоком, профессиональном уровне. Иначе лучше вкладывать в индексы акций и не пытаться выбирать отдельные имена. Более того, когда вы используете ноту для ставки на рынок акций, ваш инвестиционный горизонт ограничен, как правило, 2-3-4 годами. Что случится с рынком, экономикой и мировой политикой за эти 2-3-4 года, не знает вообще никто: ни Уоррен Баффет, ни Дональд Трамп, ни Нассим Талеб.
Ваш персональный менеджер в банке, его инвестиционный директор тоже не знают, что будет с рынком и каковы перспективы какой-нибудь американской компании. Если бы инвестиционный директор хотя бы немного знал, он бы работал в хедж-фонде и зарабатывал миллионы долларов, а не занимался структурированием нот в этом банке за 300 тысяч рублей в месяц.
Ставя на ноту, вы делаете заявление, что ни одна из 4 акций не упадет за следующие 3 года более чем на 35%. Это смелое заявление. Как известно, на фондовом рынке есть 2 типа инвесторов: смелые и опытные. Как правило, это взаимоисключающие качества. Вы ставите на рулетку, осознанно или нет, а продавец нот оказывается в роли крупье, который с удовольствием примет ваши деньги.

2. Худшее от мира облигаций и акций

В инвестициях за последние пару тысяч лет придумано очень мало нового – базовым активом почти везде выступают либо доля в бизнесе (акции), либо займ бизнесу (облигации). У акций преимущество – потенциально неограниченный никаким потолком рост дохода (225 тысяч процентов роста акций Microsoft с момента выхода на биржу в 1986 году) и рост дивидендов, недостаток акций – их владельцам никто не гарантирует рост цены акции и не гарантируют рост дивидендов. У облигаций преимущество – гарантированный заемщиком поток процентных платежей и гарантия возврата через определенное количество лет основного долга, недостаток облигаций – изначально ограниченная доходность займа, причем чем выше доходность облигации, тем призрачнее гарантии возврата. Почему так?
Потому что высокий доход по облигациям платят те компании-эмитенты, которые не смогли привлечь под низкий процент. Это компании с более высоким уровнем риска, они могут обанкротится, так и не выплатив долг инвестору, поэтому их гарантии возврата денег не всегда стоят бумаги, на которой они напечатаны.

А теперь посмотрим, что такое типичные структурные ноты.

С одной стороны, вы получаете в случае успеха довольно низкий доход, сравнимый с высокодоходными спекулятивными облигациями: 8-12% годовых в долларах, как правило, если это не нота с ненадежными акциями небольших компаний. С ненадежными акциями доходность может быть еще выше. Более того, у вас даже этот доход отнимут, если все акции в ноте вырастут и нота закроется ( «автокольнет»).

Вывод – у структурных нот доход не гарантирован, как и у акций, доход ограничен потолком (размером купона), как у облигаций. При этом гарантий возврата инвестированной суммы нет, как нет их и у акций.

3. Высокие скрытые комиссии

Средняя скрытая комиссия продавца нот – от 2% до 6% за каждый год ноты. То есть для 3-летней ноты доход банка от 6% до 18% от внесенной вами суммы. Вы еще только успели внести деньги в покупку ноты, а банк уже положил прибыль в карман. Делается это путем упаковки этих комиссий в ноту с помощью опционных стратегий, где риски вы принимаете на себя, а доход на себя великодушно принимает банк. При этом, что самое удивительное, банк несет относительно небольшие издержки – если все акции в ноте начинает расти наверх, то у банка есть опция автоматического досрочного погашения ноты («автоколла»), когда он быстро возвращает вам тело ноты и перестает платить купоны. То есть купон он заплатит вам не полный за все 3 года (30%), а только за один последний квартал – 2.5%. Отличный бизнес, маржинальность казино намного меньше: в рулетке с 2 секторами зеро в среднем ожидаемый доход казино около 5.2% с каждой ставки.

4. Риск полной потери капитала

Мало кто из клиентов, купивших ноты, понимают, что они могут потерять ВЕСЬ капитал. Если завтра одна из 4 почтенных компаний (в нашем примере : Biogen, Western Digital, Micron Technology, Discovery Inc.) объявит о банкротстве и спишет в ноль акции, вы получите не среднюю доходность корзины из 4 эмитентов, а наихудшую акцию, которая обратится в 0. Условие поставки наихудшей из 4 акций – это то, с чем вы соглашаетесь при покупке типичной ноты. Если наихудшая акция не обнулилась (как сейчас принято), а например, упала на 50%, вы получаете не инвестированные 100 тысяч долларов, а 50%*100 тысяч долларов = 50 тысяч долларов. Потери могут оказаться больше “почти гарантированного дохода”.

5. Лояльность банка – иллюзия

Некоторые клиенты думают: ладно, возьму я пару ящиков этих непонятных нот, там вроде и доходность потенциально неплохая, а банк за это будет менее тщательно проверять мои источники происхождения денежных средств. По крайней мере, так обещают клиентам некоторые предприимчивые менеджеры банков. В итоге менеджер банка, если получает от комплайенса требование предоставить по клиенту подтверждающие доход документы, не может сделать почти ничего, и рентабельность клиента здесь не играет никакой роли. Банк уже на нем заработал.

6. Игра инвестора против банка

Доходы инвестора по структурной ноте – это расходы инвестиционного банка. Поэтому изначально банк производит такую ноту, чтобы в целом ожидаемая доходность по ноте для банка была высокой за счет комиссий и убытка инвестора. Конечно, многие банки ЧАСТИЧНО перекрывают риски по тем нотам, которые они продают клиентам, но только частично. Конфликт интересов все равно присутствует: банку надо и хороший продукт продать клиенту, чтобы клиент был доволен, и доход клиента – это убыток банка. Из-за этого факта условия большинства нот как раз предполагают быстрое закрытие слишком удачных для инвестора (и неудачных для банка) нот.

7. Даже в теории шансы против инвестора

Если вероятность по каждой бумаге, что она упадет за 3 года больше чем на 35%, составляет хотя бы 20% (что весьма оптимистично), то это означает, что вероятность не упасть составляет 80%. Вероятность, что все 4 бумаги не упали больше чем на 35%, составляет 80%*80%*80%*80% = 40,96%
А это означает, что вероятность получить убыток по ноте составляет 100-40,96= 59,04%.

8. Риск банка-эмитента

Добавляет щепотку перца в блюдо еще одно классное свойство нот – отсутствие возможности продать на публичном рынке. Ликвидность нот разнится от никакой (продать нельзя) до слабой (многие западные банки котируют свои ноты, но со спредом в 2%-5%). В отличие от портфеля из отдельных акций, из ноты нельзя выкинуть слабого эмитента, если у него испортились фундаментальные показатели бизнеса. Вы женитесь на том, кого очень плохо знаете и перспективы такого брака невозможно оценить. Распространен миф – что хорошая компания означает хорошую доходность акций. На практике акции Microsoft с 2000 по 2016 год выросли всего лишь на… ноль процентов! При этом сам бизнес Microsoft рос на десятки процентов каждый год. Причина – слишком высокая цена на акции в начале 2000-х (это был пузырь доткомов).
Если банк, выпустивший ноту, обанкротится ненароком, вы, естественно, встанете в очередь с остальными потерпевшими. Поэтому на самом деле вы несете риск не только 4 акций, но и банка, выпустившего ноту. Хотите проверить свою способность понимать риски отдельных банков?

Для кого эти финансовые инструменты?

В 2005 году управляющий небольшим американским хедж-фондом Майкл Барри заключил пари с Goldman Sachs и другими крупными инвестиционными банкам США. Он поставил весь капитал фонда на то, что рынок некачественных ипотечных облигаций рухнет, и попросил помочь эти банки структурировать сделку по покупке кредитных дефолтных свопов (CDS) на эти бумаги. Он заработал в 2008 году на биржевом кризисе около 800 млн.долл. для себя и своих клиентов, попутно вместе с такими же умными ребятами обанкротив несколько банков.

У любого финансового инструмента была причина для его появления и для его существования. Есть отдельная категория профессионалов, которые могут оценить все риски и занять более умную позицию, чем инвестиционный банк. Но скорее всего, эти ребята – не ваш менеджер инвестиционного банка.
Это игра чемпионов против чемпионов, а нам, простым смертным, остается только читать об этом в книгах.

Выводы

1) Продавцы нот осознанно или неосознанно ставят клиентов в невыгодное положение. Прекрасно понимаю ребят: получая 2-3% от инвестированных денег в виде бонусов сразу же, очень сложно отказаться от такой практики. Тем более, что часто это работает (когда рынок находится в фазе активного роста). У непрофессиональных инвесторов, которые видят высокие цифры “почти гарантированной доходности”, срабатывает жадность, и они берут их, смутно понимая, что где-то, возможно, подвох. Но бесплатного обеда на фондовом рынке не бывает.

2) Если хотите высокую доходность – вкладывайте в свой бизнес, в займы с залогом, в венчурные истории, в отдельные компании, если вы достаточно профессиональны, чтобы оценить их перспективы на горизонте в 10 лет и более, и будьте при этом готовы потерять значительный капитал. Обещания высокой доходности на фондовом рынке – красный флаг для профессионального инвестора.

3) На фондовом рынке отлично работают сбалансированные индексные стратегии, которые способны дать низкую (в нынешних процентных ставках 4-5% в долларах) с низким риском или умеренно высокую доходность (6-10% в долларах) с умеренным риском.
Все, что выше по доходности, может стать местом значительных потерь.

Ссылка на первоисточник: http://pragmatos.ru/structurniye-noty

Макроэкономические условия и динамика рынков в июле. Тактика управлящих портфелем ARGO SP

Макроэкономические условия и динамика рынков в июле. Тактика управлящих портфелем ARGO SP

Число заболеваний коронавирусом в мире не уменьшается, заставляя страны вновь повышать степень внимания к проблеме. Негативные последствия ощутимы и в банковском секторе: JP Morgan, Citigroup и Wells Fargo заявили о создании большего резерва под обеспечение плохих кредитов, чем в 2008 г. Центральные банки и рейтинговые агентства, также оставаясь реалистами, закладывают в базовый сценарий волну неплатежеспособности, снижение рейтингов и дефолты в объеме, превышающем показатели 2009–2010 гг. Все прекрасно понимают, что новая остановка экономики, процесса восстановления рынка труда и сокращение потребительских расходов приведет не только к ухудшению качества кредитных портфелей, но и при усилении дефляционных процессов сделают проблему бюджетного дефицита и роста долга для многих стран критической.

С другой стороны, во 2К20 экономика уже прошла свою низшую точку, и при сохранении фискально-бюджетных и монетарных мер, а главное, научно-исследовательских прорывов в области здравоохранения, может перейти к быстрому восстановлению уже с 3К20. Сегодня мало кто стремится вновь вводить режим полного lockdown: тотальная остановка экономики во 2К20 привела к большим потерям, чем это было в 2008–2009 гг., и общество не настроено продолжать жертвовать экономикой в угоду безопасности. Динамика опережающих показателей по сектору услуг и промсектору, демонстрируя ускоренные темпы восстановления, заставляет поверить в рост: июльские показатели и вовсе продемонстрировали переход в фазу роста, превысив 50 пунктов, в то время как Китай, который пережил все еще в 1К20, уже отчитался о росте ВВП на 3,2% во 2К20.

Пока лучшие ожидания по экономике воодушевляют инвесторов, центральные банки оказываются перед дилеммой: если ситуация стабилизируется, а рынки будут способны функционировать самостоятельно и эффективно, то приоритетом центральных банков станет постепенное ужесточение монетарной политики для целей поддержания ценовой стабильности. Так, если ЕЦБ еще продолжает наращивать объем активов на балансе (€6,4 трлн по итогам июля), то ФРС уже третий месяц подряд старается удержать его не выше $7 трлн.

Понятно, что сценарий осени всецело зависит от развития эпидемиологической ситуации и сопутствующих ограничений. Однако куда важнее понимать, как рынки будут себя вести в ответ на новые условия, когда экономика начнет восстанавливаться, власти будут готовы «уже вот-вот» запустить программу вакцинирования, а центральные банки во избежание потери контроля над ценовой стабильностью начнут сворачивать экстренные меры стимулирования. В этом случае доллар и цены на золото могут развернуться, а спрос на риск на развивающихся рынках снизиться.

По итогам июля акции фонда ARGO выросли на 1,43% по Классу 1, USD; на 1,35% по Классу 2, USD и на 0,95% по Классу 2, EUR. Дюрация активов в целом по портфелю снизилась до 2,2 года, число активов в портфеле возросло до 41, доходность к погашению осталась на уровне 7,5-7,8%, а качество активов – на уровне «ВВ-». В июле были погашены инвестиции в фонд Флаг, а также прошла экспирация июльских пут-опционов out-of-the-money на нефть марки Brent (которые рассматривались как аналог инструмента с фиксированной доходностью).

Управляющие также зафиксировали прибыль по двум старым облигациям в портфеле, уровень справедливой оценки которых был достигнут в июле и даже несколько превысил его. Цены других активов продолжили восстанавливаться, приближаясь к своим обоснованным значениям. Помимо этого, управляющие несколько увеличили инвестиции в акции облигационных ETF, инвестирующих в короткие бумаги различных регионов – вес этих инструментов в составе портфеля вырос до 4%.
Исторически каждый кризис приводил в среднесрочной перспективе к ухудшению кредитного качества эмитентов и росту числа дефолтов. Ожидая возможного негативного развития ситуации в 2020–2021 гг., управляющие намерены осуществлять скрупулёзный контроль финансового положения эмитентов облигаций в своем портфеле, а также распределять риски, приобретая «агрегированные портфели», такие как высоколиквидные ETF. Это позволит обеспечить присутствие на рынке и высокую степень проинвестированности портфеля АРГО, избегая индивидуального риска на конкретного заемщика.

Александр Овчинников, управляющий фондом ARGO SP

Обзор макроэкономики и долговых рынков в июне-июле

Обзор макроэкономики и долговых рынков в июне-июле

В мае рынки росли, испытывая беспрецедентный уровень поддержки со стороны ФРС, в то время как корректировка ее политики в июне заставила инвесторов стать более сдержанными и перейти в режим ожидания. Стремительно увеличивая объем активов на балансе в марте и апреле– на $1,1 трлн и на $1,4 трлн соответсвенно– ФРС снизила темпы выкупа активов до $0,4 трлн в мае, доведя баланс к 10 июня до $7,17 трлн. В течение трех недель он устойчиво продолжал снижение, достигнув 1 июля $7,01 трлн. Осторожная позиция ФРС также объяснима: восстановление активности в экономике сопровождалось ускорением темпа роста денежной массы до 23,1% в мае (а по последним оценкам достигла уже 25%).

Учитывая пока кризисное состояние рынка труда в США, слабый спрос и минимальные темпы роста потребительских цен, можно констатировать, что предпринятые ФРС меры в очередной раз стали источником инфляции цен активов. Это значит, что в случае устойчивого восстановления экономики (пусть даже медленного), ФРС может продолжить снижать объем активов на балансе и достигнутый к настоящему времени уровень цен активов может оказаться не столь надежным и устойчивым.

С другой стороны, неопределенность сохраняется и вероятность второй волны остается фактором, способным замедлить сроки и темпы восстановления экономики. Внезапный рост числа заболеваний в Китае, Израиле, Европе, США дает повод усомниться в быстром V-образном восстановлении, подкрепленном налогово-бюджетными и монетарными стимулами. В этом случае ФРС возможно вновь придется увеличивать объем выкупа активов. Это уже другой сценарий, при котором ФРС, возможно, все-таки придется воспользоваться таким инструментом, как «контроль кривой» (речь идет о контроле уровня средне- и/или долгосрочных ставок на определенном уровне – инструмент, который использует Банк Японии и стал применять Банк Австралии). ФРС пока воздерживается от контроля кривой, как и от введения отрицательных ставок.
Таким образом, сложившиеся на сегодня условия предопределяют хрупкое равновесие на рынках и неуверенность инвесторов, которые предпочли в июне несколько разгрузить свои портфели и ожидать прихода «второй волны» с достаточным запасом ликвидности. На фоне сохраняющейся слабости доллара (который потерял по итогам квартала 1,7%) фондовый рынок США показал почти нулевой прирост в июне, а доходность казначейских облигаций вдоль кривой не изменилась по сравнению с уровнями на конец мая. Опасения инвесторов в отношении фиатных валют на фоне ожиданий новых налогово-бюджетных и монетарных стимулов поддерживают рост цен на золото, которые приблизились к своим восьмилетним максимумам.

Ситуация с пандемией, новые волны заражений в различных регионах мира и неясные сроки появления вакцины оставляют центральные банки и инвесторов в условиях крайней неопределенности. Начиная с того, что спреды между ценами спроса и предложения по многим активам по-прежнему широки, рыночные ожидания инвесторов крайне неустойчивы, а политика центральных банков остается ситуативной и быстро подстраиваемой. Предпочтения крупных инвесторов (пенсионные фонды и страховые компании), чувствительные к ценам облигаций UST, могут заметно сместиться в область коротких или среднесрочных ставок на фоне высокого объема предложения со стороны Казначейства США (объем заимствований порядка 3 трлн до конца 2020 г.) и характерного для любого пост-кризисного периода, наблюдаемого с 1971 г., процесса увеличения угла наклона кривой. И если сегодня под влиянием того, что ФРС в любой момент может объявить о «контроле кривой» в участке до 2-х или даже до 5-ти лет, 2у5у- спрэд остается узким (порядка 16 бп), то расхождение между кратко-среднесрочными и долгосрочными ставками продолжает расширяться (5у30у-спрэд расширился до 115-120 бп).

Александр Овчинников, управляющий фондом ARGO SP

«Закат китайского чуда»: приведут ли политические ошибки к краху экономики? ӏ Габуев и Мовчан

«Закат китайского чуда»: приведут ли политические ошибки к краху экономики? ӏ Габуев и Мовчан

В этом выпуске:
– Американско-китайские отношения до коронакризиса и сейчас: что изменилось?
– Как могут развиваться региональные экономические блоки (объединения)?
– О политическом контексте в Китае
– О контроле частных компаний правительством
– О влиянии закона о национальной безопасности на инвестиционный климат
– Россия, Китай, Казахстан: форматы сотрудничества

EXANTE Investors Talks с Андреем Мовчаном «Хедж-фонды в условиях кризиса»

EXANTE Investors Talks с Андреем Мовчаном «Хедж-фонды в условиях кризиса»

Ссылка на видеозапись: https://www.youtube.com/watch?v=YR4Tc2ye8fo&feature=youtu.be

Генеральный директор и основатель Movchan’s Group Андрей Мовчан осветил следующие темы:

09:30 – Что такое хедж-фонды? Как они устроены и как регулируются?
18:00 – Почему стоимость входа довольно высокая? Сколько стоит хедж-фонд — для основателей и для клиентов?
21:00 – В чем преимущества инвестиций в хедж-фонды? Какие существуют ограничения?
30:30 – Где располагается большая часть хедж-фондов и почему? Стоит ли ожидать расцвет Казахстана как финансовой столицы Евразии?
33:20 – Каковы основные стратегии хедж-фондов? Как они работают?
39:30 – Сравнение результатов: хедж-фонды против крупнейших индексов с 1990 года. Что выгоднее?
43:00 – Какие результаты показали некоторые хедж-фонды за последние несколько месяцев?
48:00 – Почему молодые хедж-фонды часто показывают лучшие результаты?
47:00 – Кто покупает хедж-фонды?
50:00 – Как выбрать правильный хедж-фонд? Как отличить успешных игроков от мошенников?

Кроме того, Андрей ответил на вопросы зрителей:

1:01:00 – Как выбрать хорошего брокера?
1:13:00 – Как относится к блокчейну и криптоактивам?
1:28:00 – Как оценивает текущее состояние финансового рынка?
1:38:00 – Куда стоит инвестировать?

Стратегия инвестиционного арбитража: как профессионалы зарабатывают на волатильности?

Стратегия инвестиционного арбитража: как профессионалы зарабатывают на волатильности?

Арбитражная стратегия отличается высокой эффективностью в период волатильности на рынках, сложностью исполнения, особой инфраструктурой и требуемым программным обеспечением, а также колоссально высокими требованиями к профессионализму и уникальной экспертизе управляющих.

В новом видео из цикла бесед с представителями индустрии инвестиций Андрей Мовчан поговорил с одним из немногих управляющих, специализирующихся на арбитраже – Жаком Дер Мегредичаном, основателем и крупнейшим инвестором арбитражного фонда FLAG, председателем биржи «Санкт-Петербург». Жак обладает более чем 30-ти летним опытом на рынке, в том числе как глава подразделения фондовых и инвестиционно-банковских операций банка Societe Generale и исполнительный директор компании Тройка Диалог.

О чем поговорили в новом выпуске:

– История арбитражной стратегии, имплементированной в фонде FLAG;
– Виды арбитража, которые могут использоваться в фонде;
– Отношение управляющих к риску и риск-менеджмент в период высокой нестабильности на рынке;
– Как работает арбитраж на золото;
– Как управляющие видят развитие событий на рынке на горизонте до 5 лет;
– Как диверсифицировать свой портфель в условиях неопределенности.

Желаем вам приятного просмотра и напоминаем, что данное видео предназначено для квалифицированных инвесторов, и его нельзя расценивать как инвестиционную рекомендацию.

Почему Goldman Sachs – это плохая инвестиция?

Почему Goldman Sachs – это плохая инвестиция?

В кризис 2008 года среди пострадавших были страховщик AIG, спасенный за 150 млрд, инвестбанки и рейтинговые агентства. Акции рейтинговых агентств с тех пор улетели в космос, AIG – не восстановились, а Goldman у меня в этом кейсе – промежуточный вариант: они подросли, но за 10 лет с нижнего пика сделали около 100% и проиграли S&P, который утроился.

Почему решение продавать – правильное? Как минимум, есть четыре причины:
1. Банки – это в принципе не очень хороший сектор: его все больше регулируют, и его бизнес отнимают нерегулируемые фонды.
2. Goldman выдающихся результатов, как я сказала выше, тоже не показал. Добавлю только, что дивиденды он еще и сокращал, причем сильно!
3. Инвестбанки в кризис точно много не заработают, даже с учетом правильных ставок при proprietary trading, ведь выручка от размещений и консультирования упадет сильно.
4. Акции Goldman упали в этот кризис на 30% – это не так уж много в данной ситуации.
Аргумент в пользу решения держать – только низкий текущий P/E, но это ненадолго: скоро Е приблизится к нулю или уйдет в отрицательную зону. Уже в 1Q 2020 года чистая прибыль была почти вдвое меньше, чем в среднем за квартал в прошлом году, хотя кризис в полной мере разразился только в марте.

Так что для меня загадка, не почему Баффет продал, а почему купил. Ведь давным-давно, в конце 1980-х, Баффет купил префы инвестбанка Solomon Brothers. Он мог сильно попасть с ними, поскольку банку начал угрожать отзыв лицензии за серьезные прегрешения. Баффету пришлось стать председателем совета директоров и в этом качестве удалось спасти Solomon, поскольку репутация председателя была незапятнанной. Как пишет один из его биографов, он выступал перед конгрессом в манере “простака из провинции, который никогда не видел юриста»,и это всем понравилось. Ему поверили, что он выжжет каленым железом нечестные практики в Goldman. После этого Баффет сказал, что никогда больше не будет инвестировать в инвестбанки. Он сам признал их плохим бизнесом: если он понижал бонусы, люди уходили к конкурентам, то есть издержки были неснижаемыми.

В кризис 2008 года к Баффету приползли многие банки. Почитав отчетность Lehman, он тут же отказал, позже сообщив одному из журналистов, что причиной отказа было то, что у него возникло слишком много вопросов к отчетности: когда их много, лучше их вообще не задавать. (Блестящая, кстати, мысль!). Goldman он деньги дал, но в форме convertible preferred shares (конвертируемых привелегированных акций), причем convertible по желанию инвестора, а не банка. Довольно быстро, уже в 2011 году, эти акции были погашены банком, так как купон по ним составлял 10%, что стало высокой ставкой в условиях количественного смягчения, когда риски уже отступили на задний план. Через некоторое время Баффет купил акции Goldman на оставшиеся у него варранты, дававшие право купить их по 115 долларов, тогда как они стоили на рынке 160. Потом позицию он закрыл, но в 2018 году открыл снова. (Текущая цена около 175.)

Мораль, кстати, есть. Goldman, безусловно, самый умный и лучший инвестбанк. Не в любой слабой с точки зрения потенциала портфельных инвестиций отрасли покупка лучшей компании – спасение. Некоторые отрасли стоит обходить целиком. Такие как банки, например.

Елена Чиркова, управляющая фондом GEIST

О важных макроэкономических событиях текущей недели

О важных макроэкономических событиях текущей недели

Итак, по итогам совещания ФРС не ожидается заметных решений – скорее всего, это плановое совещание, целью которого будет уверить всех, что регулятор все еще обладает набором инструментов для влияния на ситуацию, при этом понимая, что экономику ожидает более серьезный спад, чем в 2008–09 гг. Всем понятно, и мы об этом писали, что западные экономики вступили в борьбу с коронавирусом существенно позже Китая и первые два месяца квартала для них прошли в штатном режиме. Март все изменил, но не настолько. Ключевые опасения касаются именно 2К20, когда происходил массовый lockdown, закрытие бизнеса, городов, регионов и стран, когда авиасообщение было прервано, а спрос потребителя упал почти до нуля. Возможно, и 3К окажется негативным, однако сказать это сейчас наверняка невозможно, так как ряд стран уже заявляет о постепенном снижении карантинных мер. Поэтому, заранее опасаясь худшего периода в экономике и на рынке труда (в 2К20), глава ФРС Сент-Луиса Д. Буллард предложил просто “списать” его итоги.

Инвесторы мало чего ожидают и от совещания ЕЦБ в этот четверг. Мы знаем о сложностях внутри самого блока – программа выпуска коронабондов с солидарной ответственностью всех членов монетарного союза, предложенная южными странами блока, пока категорически не находит поддержки со стороны северных партнеров. Это очередная попытка реанимировать предложения периода кризиса 2011-21 гг., которые касались углубления интеграции и введения единой бюджетной, долговой и налоговой политики. Приняв в конце прошлого года бразды правления, президент ЕЦБ Кристин Лагард проводит сегодня большую работу в отношении предоставления странами мер бюджетной и фискальной поддержки. По прогнозам ЕЦБ экономика блока в базовом случае может сократиться в 2020 г. на 9%, а в худшем – потерять до 15%. Это заметно хуже сценария МВФ, озвученного Фондом в середине апреля. Однако возможно, что это послание ЕЦБ намеренно преувеличено с тем, чтобы привлечь максимум внимания стран к происходящему и получить от них лучшую реакцию. Тем не менее, глубокое падение опережающих индикаторов промсектора и сектора услуг стран монетарного блока по итогам апреля говорит о реалистичности взгляда ЕЦБ. Ожидается, что по итогам совещания ЕЦБ заявит о некотором увеличении объема активов. Однако его усилия в любом случае отстают от размера действий ФРС, чей баланс активов расширился до 6,6 трлн долларов по сравнению с 4,2 трлн на конец февраля. Объем активов на балансе ЕЦБ вырос за этот же период времени на 0,6 трлн евро до 5,3 трлн евро.

Последствия такой политики ФРС настораживают инвесторов, ожидающих, что в среднесрочной перспективе эта накачка ликвидности (темпы роста М2 достигли 11,4%) может привести к резкому росту инфляции. Однако и ФРС понимает это. С другой стороны, это не тема сегодняшнего дня, когда спрос упал до нуля; мы можем опасаться дефляции в ближайшие месяцы. Хотя в марте темпы роста потребительских цен уже снизились: в США до 1,5%, в Еврозоне – до 0,7, до 0,4% в Японии и до 4,3% в Китае.

В краткосрочной перспективе неопределенность «правит балом». Неопределенность в отношении того, как быстро удастся запустить малый и средний бизнес, экономику в целом, в каком состоянии она выйдет из состояния полного lockdown.Как только мы сможем ответить себе на эти вопросы, мы достаточно быстро сможем ответить и на вопрос, где новый равновесный уровень базовых процентных ставок. Вслед за этим кредитные спрэды дадут нам правильный ответ на вопрос о том, где находится справедливая оценка активов; цены активов начнут хоть что-то значить, а спрэды между ценами спроса и предложения сузятся.