fbpx

Ловушка для налогового резидента

Как и обещал министр Антон Силуанов, Минфин – теперь уже официально – предложил сократить срок фактического нахождения физических лиц в России для приобретения статуса налогового резидента Российской Федерации с нынешних 183 дней до 90 в течение 12 следующих подряд месяцев и установить более гибкие критерии определения налогового резидентства физлиц в тех случаях, когда они находятся в стране меньше срока, необходимого для признания налоговым резидентом Российской Федерации, но тем не менее центр их жизненных интересов находится в России.

Оригинал статьи был опубликован в газете Ведомости 15.10.19

Это и вопрос о сокращении срока пребывания в стране для приобретения статуса российского налогового резидента. В мировой практике подобная норма бывает двух типов: обязательная и добровольная. Кипр разрешает считать себя резидентом тому, кто не является резидентом других стран и пробыл в стране 60 дней в году, – но не обязывает делать это. В Великобритании все пробывшие в стране 90 дней и имеющие с ней минимум «3 связи» (всего в списке их пять типов) автоматически являются резидентами. Что выберет Минфин – добровольное признание себя резидентом или автоматическое признание резидентства – едва ли не самый жесткий в мире закон на эту тему?

Но самая интересная тема в этой новации – тема центра жизненных интересов. Минфин ясно говорит о том, как видит применение этой концепции: ее «предполагается применять в тех случаях, когда физическое лицо находится в стране меньше срока, необходимого для его признания налоговым резидентом Российской Федерации». То есть Минфин хочет определить критерии, по которым налогоплательщик будет признаваться резидентом, пребывая в стране менее 90 дней! В Великобритании эти критерии описаны крайне тщательно, закон дополнен сотней примеров и способов определения того, сколько связей у вас есть со страной (по их количеству считается предельный срок пребывания). Среди критериев российского Минфина упоминаются «наличие недвижимости, личных и экономических связей, место проживания (домициль), гражданство». Можно только гадать, как именно будет сформулирован алгоритм определения центра жизненных интересов, но наверняка окончательная формулировка будет давать широкий простор для волюнтаризма налоговиков – законы у нас по-другому писать не умеют.

Как может выглядеть формулировка в законе, если предполагать, что Минфин будет следовать этой своей логике? Скорее всего, российскими резидентами объявят тех, кто более 90 дней проводит в России (в нашей стране «добровольность» не в почете) или имеет с Россией минимум две-три связи из четырех указанных – недвижимость, личные связи, бизнес-отношения или бизнес, гражданство. Эта формулировка автоматически сделает всех граждан России, которые живут за границей, но имеют в России или с Россией бизнес или недвижимость, резидентами Российской Федерации, так как личные связи приписать можно кому угодно, – и потребует 13% со всех их офшорных доходов (по оншорным они будут, скорее всего, все же платить сперва в зонах с налогами выше 13%, а значит, России ничего не останется).

Среди таких офшорных доходов – дивиденды на Кипре (0%), не ввезенный в Великобританию доход для domicile non residents (большинство «наших», уехавших в Великобританию, местная ставка 0%), доходы КИК (в большинстве стран мира определение КИК значительно мягче) и т. д. Под гребенку попадут и иностранные бизнесмены, у которых есть бизнес с Россией и которые приезжают более чем на 90 дней или даже менее, но которые, например, имеют здесь недвижимость и/или женаты на россиянке, а значит, имеют с Россией личные связи. Под закон попадут жители, например, Израиля, наши недавние соотечественники, у которых остались в России квартира, тетя с дядей и гражданство, даже если они приезжают сюда только на 10 дней в Йом-Киппур, – они первые 10 лет после алии не платят в Израиле налогов на офшорный доход. Кто еще попадет под закон – вопрос: чиновник из налоговой может трактовать «недвижимость» или как собственность, или как место, куда можно приехать (например, квартира родителей), «личные связи» – как наличие знакомых, «бизнес-отношения» – как, например, контракт с российской компанией.

Можно было бы предположить, что предложенная идея – результат развития идеи увеличения бюджета любой ценой, ведущей у «власти бухгалтеров». Минфин даже оговаривается, что подобные принципы используются во многих других странах. Но на такие шаги идут страны, куда стремится множество людей и готово даже платить большие налоги, лишь бы в них осесть (и то даже такие страны, за исключением, пожалуй что, США, оставляют для некоренных жителей периоды в 6–17 лет, в которые можно платить сильно меньше налогов). Наша же страна не может похвастаться толпами желающих переселиться в нее и привести свои капиталы. Нам нужно привлечение капиталов и талантов, и для этого низкие налоги могли бы быть едва ли не единственным стимулом – за отсутствием остальных.

Думаю, что мало кто из тех, кто уже проводил в России менее полугода, захотят платить. Они будут продавать в России недвижимость, сокращать свое пребывание, отказываться от подрядов в России, продадут остатки бизнесов – насколько смогут их продать. Кто их сегодня купит, кроме придворных бизнесменов на деньги госбанков и самого государства? Кто выиграет от возможности скупки таких бизнесов с существенным дисконтом, от устранения осевших за границей конкурентов, от выдавливания последних независимых бизнесменов, которые стремятся жить в развитых странах, все еще ведя в России бизнес? Возможно, те, кто принес эту идею в правительство, и те, кто будет ее дальше лоббировать. Поживем – увидим.