fbpx

Кейс TCA Global Credit Master Fund: рассказываем, как команда Movchan’s Group распознала мошенников

23 января 2020 года американский хедж-фонд TCA Global Credit Master Fund объявил о приостановке выплат инвесторам. Фонд специализируется на прямом кредитовании малых и средних компаний в разных странах под залог их дебиторской задолженности. Елена Чиркова, партнер Movchan's Group и управляющая фондом CREDO рассказывает, как мы определили, что деятельность фонда, в управлении которого находилось более пятисот миллионов долларов, оказалась мошеннической.

В нашем распоряжении имеются fact sheets данного фонда, где они сообщают, что на 1 декабря 2019 года в фонде находится 516 млн долл., его доходность в 2017 году составила 8,12%, в 2018-м – 8,75%, а в 2019 году – 7,07% за 11 месяцев.

Между тем, как выяснилось, активов в фонде на 300 млн долл., их них на 240 млн займов, которые не обслуживаются, а обслуживается, соответственно, только 60 млн. Реальная доходность фонда в 2019 году всего составила 1,9%. Инвесторы выстроились в очередь на выход, но выйти из фонда теперь нельзя – выход закрыли, и управляющая компания фонда сообщила, что им понадобится от 12 до 18 месяцев для продажи всех активов фонда и расчетов с инвесторами. Уже понятно, что инвесторам достанутся крохи. Комиссия по ценным бумагам США проводит расследование. Дело против фонда было открыто после того, как инсайдер (whistleblower) из фонда сообщил в комиссию, что там творится. Судебных исков от инвесторов я нашла уже целую лавину.

Я обратила внимание на это расследование потому, что мы в Movchan’s Group рассматривали этот фонд для инвестиций прошлой весной и приняли решение не инвестировать. С одной стороны, доходность для их типа инвестиций была у них тогда очень хороша, но была не настолько выдающейся, чтобы заподозрить неладное. Мэдофф действовал так же: показывал очень хорошую, но не экстраординарную доходность. Именно поэтому он долго продержался – и долго не могли раскусить, и пирамида при такой доходности живет подольше, так как легче удовлетворять требования инвесторов на вывод средств.

Мы раскусили создателей этого фонда сразу же. Наши аналитики проделали огромную работу по сбору материалов на владельцев и топ-менеджеров УК. Это мы делаем всегда. И оказалось, что владелец УК фонда, некто Боб Пресс, как он сейчас себя именует, в прошлой жизни звал себя Роберт Пресс – казалось бы, одно и то же имя, однако в купе с распространенной фамилией, такое изменение не позволяет эффективно гуглить на фамилию+имя. (Кстати, американские журналисты пока не раскопали, что Боб и Роберт – это один и тот же человек.)
Роберта Пресса трижды судили за мошенничество в сфере ценных бумаг. В частности, он манипулировал ценами на рынке малоливкидных компаний, потом продавал крупные пакеты в одни руки по завышенным ценам. Помните сюжет «Волка с Уолл-стрит»? Фильм сделан по книге, написанной по реальным событиям. Роберт Пресс делал примерно такого же типа сделки, что и Волк с Уолл-стрит. По делам Пресса не было вынесено судебных решений, потому что он урегулировал претензии инвесторов во внесудебном порядке.

Когда мы проводили due diligence фонда, мы общались со вторым человеком там – реальным управляющим по имени Ричард Скаррот. Мне не было до конца понятно, понимает ли он, на кого работает или нет. В итоге мы отказались от инвестиций на ранней стадии, не углубляясь в отчетность фонда. Если бы фонд прошел первую стадию отбора, то на второй мы бы увидели их отчетность с серьезными оговорками аудитора и фонд так же был бы отброшен.Но до этого не дошло.В итоге я написала Ричарду, что мы отказываемся инвестировать, указав причину решения – репутация владельца компании – и послала все ссылки на судебные дела против Пресса, которые мы нашли. Скаррот настоял на телефонном звонке, в ходе которого уверял, что у них в Штатах не пойманный не вор, а мы – ребята из России – ничего в этом не смыслим. И был очень агрессивен. В ходе этого разговора сразу стало понятно, что он, конечно, понимает на кого работает и делает это сознательно, поэтому он не невинная жертва, а просто заодно с Прессом.

Что больше всего шокирует в этой истории, так это два факта:
100% инвесторов фонда – профессиональные инвесторы (фонд вообще закрыт для розничных), из них 45 процентных пункта составляют юридические лица, а 6,7 процентных пункта — вообще пенсионные фонды. Как профессионалы могли просмотреть такие очевидные «красные флажки»? И как они могли не увидеть или игнорировать оговорки аудитора о том, что выручка рассчитывается не корректно, ведь они-то отчетность видели? Второе – я не понимаю, почему люди продолжают заниматься таким «бизнесом», хотя в США за него следует самое жесткое наказание. Как показало дело Мэдоффа, можно получить пожизненный срок. Когда мы отвергали этот фонд, мы не думали, что мошенничество случится, но понимали, что но лучше застраховаться и не инвестировать.

Какой совет можно дать частному инвестору в связи с делом ТСА?
Да, все проверить бывает порой сложно. Но отчетность выбранного вами фонда точно нужно запросить. Если вы увидите серьезные оговорки аудитора касательно доходности фонда, бегите прочь. Дальше вникать не нужно. Это самое элементарное, что вы можете сделать.

Ну а я и наши аналитики, когда мы обнаружили новости насчет TCA, мы почувствовали еще раз, что приносим пользу людям. Есть распространенное мнение, что управляющие активами ничего полезного не делают, только берут комиссии. Вот яркий пример, что некоторые управляющие могут быть полезны.

Стоит отметить, что этот фонд привела к нам компания-посредник, активно действующая на российском рынке. Мы им сообщили, что мы выяснили о Бобе Прессе. По их реакции мы можем предположить, что они все это знали, но фонд все равно предлагали. Кое-кто в этот фонд с их помощью даже зашел. Эти посредники живы и здоровы: их сайт работает, и на сегодняшний день они предлагают консультации по поводу размещения средств инвесторов. Имя посредников раскрывать не станем, потому что это догадки нашей команды, а не подтвержденные данные. Тем не менее, рекомендуем инвесторам быть бдительными и критичными в том числе во взаимодействии с посредниками, самостоятельно делая элементарный due diligence любых возможных инвестиций.

Елена Чиркова, управляющая фондом CREDO