fbpx

6 уроков частным инвесторам от Андрея Мовчана. Урок второй: Облигации

6 уроков частным инвесторам от Андрея Мовчана. Урок второй: Облигации

Облигации — консервативный инструмент инвестирования. Как правило. Брокеры, частные банкиры и управляющие обожают это правило нарушать, потому что рискуют они чужими деньгами, и знаний у них иногда не так много, а имеющиеся почерпнуты из популярных, формальных и устаревших книжек. Чтобы, как многие приходящие к нам клиенты, не удивляться, видя в своем портфеле облигаций, созданном уважаемым частным банком, минус 25 процентов, надо помнить следующие правила:

  1. Срок до погашения: чем он длиннее, тем выше волатильность облигации. Чем выше волатильность, тем сильнее может упасть стоимость вашего портфеля, если меняется рыночная конъюнктура. И наоборот: чем короче срок до погашения, тем стабильней ведет себя бумага. Мы, будучи консервативными инвесторами, желающими по ночам спать крепко, предпочитаем сегодня, в период роста ставок на рынке, облигации со сроком до погашения не больше двух-трех лет. Во многом благодаря короткой дюрации мы за 15 лет в нашей флагманской инвестиционной стратегии имели всего лишь один отрицательный год — печально известный 2008-й. И даже тогда, на фоне всеобщего мирового кризиса и летящих в бездну рынков, наш минус был всего лишь 5,5 процента. По той же причине наш любимый фонд ARGO, инвестирующий исключительно в короткие облигации, сумел в прошлом году показать положительный результат, несмотря на отрицательную динамику рынка облигаций в целом.
  2. Облигации могут объявлять дефолт. И, что еще хуже, могут создавать у рынка впечатление, что они объявят дефолт. И естественно, чем длиннее дюрация, тем выше риск дефолта. Купили двухлетнюю облигацию хорошего эмитента — и, скорее всего, всё будет хорошо. Купили десятилетку — и никто не знает, чем это закончится. При этом через три года после покупки какой-нибудь Moody’s (международное рейтинговое агентство) снизит рейтинг бумаги на единицу, рынок потребует от нее большей доходности, доходность вырастет на процент, и в итоге рыночная стоимость вашей облигации упадет на 7 процентов. Да и Moody’s даже не надо. Инфляция подрастет, ставки подрастут — вот вам и рост доходности, и, как результат, снижение рыночной стоимости облигации. Конечно, можно держать бумагу до погашения. Но тогда (а) у вас на руках неликвид, вы сами так решили; (б) по дороге ставки вырастут (или инфляция вырастет, или качество эмитента снизится) и цена бумаги просядет (да и весь рынок просядет) — и что толку с того, что вы получали по этой бумаге на 2–3 процента больше, чем по коротким, если вы могли бы купить ее же на 10–12 процентов дешевле через три-четыре года?
  3. Облигации сильно подвержены макроэкономическим изменениям в стране эмитента. Соответственно, там, где макроизменения случаются чаще, облигации более волатильны. Аргентина ли, Турция ли, Россия ли — макропроблемы всегда начинаются и формируются как снежный ком, летящий с горы. На фоне макропроблем будут падать все облигации, и плохие, и хорошие. И отследить признаки надвигающегося ненастья способны, как правило, только профессиональные инвесторы. Для обычного инвестора ситуация становится очевидной, когда о ней уже трубят во всех газетах, и плохие новости давно в цене.
  4. Когда возникают проблемы на рынке и облигации снижаются в цене, кажется, что самое время их покупать. Попробуйте — для непрофессионала это окажется не так уж просто. На практике для вас цена продажи падает гораздо сильнее, чем цена покупки. Спред разъезжается порою до 10 процентов с обычных 0,5–1 процента.  И если вы захотите купить, цена, которую вам предложит банк или брокер, вас не впечатлит. А вот для профессиональных участников, тех же фондов, гораздо проще будет в такой ситуации купить бумагу с дисконтом. Потому что они крупные, опытные, находятся в привилегированном положении у облигационных брокеров и могут напрямую выставлять заявки на рынок по интересующей их цене. Это одна из причин, почему инвестировать в облигации через фонды зачастую выгоднее, чем напрямую.
  5. Облигации, даже короткие, иногда уходят в дефолт на самом деле. Особенно это «любят» делать бумаги из нижней части рейтинговой шкалы. Поэтому если вы покупаете бумаги с рейтингом ССС, не надо удивляться, что они могут и не вернуть вам деньги и что индекс бумаг с рейтингом ССС крайне волатилен. Бывают дефолты и в В-группе, и даже в А-группе. Выход — следить за эмитентами ежедневно и очень внимательно, а на это нужны время и навыки. Очень часто мы видим, как клиентам продается идея «хорошая бумага, но сильно упала в цене, берите». Сомнительное предложение: с чего бы хорошая бумага упала в цене?
  6. Другая часто продаваемая идея — «бумага формально рискованная (debt/ebitda = 10), но все будет хорошо, у них классный бизнес». Десять раз будет — и вы заработаете на 5 процентов годовых больше, чем в надежной бумаге. А в одиннадцатый раз не будет, и вы получите минус 65 процентов. По итогу — минус 30 процентов. Оно вам надо?
  7. Банковские субординированные облигации и облигации CoCo (Contingent Convertible Bonds) дают повышенную доходность. Но не стоит соблазняться, если только вы не настоящий ковбой. При возникновении финансовых проблем у банка владельцы субординированных облигаций получают выплаты практически в последнюю очередь. Например, при банкротстве банка средства выплачиваются сначала вкладчикам, потом держателям обычных облигаций, и только потом дело доходит до субордов. Получается, что шансов на их погашение у инвесторов практически нет. А за легкомысленной аббревиатурой СоСо скрывается определение «конвертируемые в особом случае». Если резервный капитал банка-эмитента падает ниже определенного уровня, облигации CoCo превращаются в акции.
  8. Зоны риска — это не там, где все плохо. Зоны риска — это там, где все хорошо, но может стать плохо в любой момент. Облигации «Агрокора», рублевые облигации в начале 2018 года, да и облигации «Русала» отлично показали, что такое зона риска. Остерегайтесь зон риска.

А еще остерегайтесь неквалифицированных или недобросовестных консультантов, формирующих для вас портфели облигаций. Как правило, ошибки в формировании портфеля вызваны сильным желанием консультанта привлечь нового клиента или порадовать старого высокой доходностью предлагаемого бонда или портфеля бондов. И зачастую это происходит в ущерб другим важным факторам.

Вот проблемы, которые нам чаще всего попадаются при анализе клиентских портфелей:

  1. Неправильно подобранная дюрация. Зачастую консультант не уточняет, когда клиенту может понадобиться вложенная сумма. И не объясняет, что если дюрация бонда или портфеля будет больше, чем горизонт инвестирования, или покупка происходит выше номинала, то при продаже доходность инвестиции может быть ниже, чем доходность к погашению, на которую ориентировались при покупке. Возможен даже убыток, если бонд будет торговаться ниже цены покупки.
  2. Неправильно подобранная валюта бонда. Консультант не уточняет, в какой валюте клиент предпочитает держать свои средства и в какой валюте он планирует тратить купонный доход, и покупает клиенту облигации не в той валюте, например, в долларах вместо евро. И клиент, сам того не зная, несет валютный риск и дополнительные расходы по конвертации.
  3. Покупка субординированного долга и банковских CoCoклиенту, который не понимает или не информирован о специфических рисках данных инструментов, либо риск-профиль этого клиента не предполагает покупки младшего долга.
  4. Неуместное или неграмотное использование «плеча».Консультанты часто, для увеличения доходности, покупают клиентам облигации «с плечом», неправильно оценивая вероятность маржин-колла или не заостряя внимание клиента на процедуре его исполнения. В итоге происходят ситуации, как в конце 2014 года, когда обвал на рынке бондов вызвал лавину маржин-коллов. И те клиенты, которые не смогли вовремя завести деньги на свои счета, были принудительно закрыты и понесли существенные убытки, которых явно не ожидали, когда им продавались эти бонды.

Если вы доверяете кому-то выбор облигаций — убедитесь, что этот человек или компания обладает достаточной экспертизой, а не только желанием на вас заработать. Если сами выбираете облигацию — убедитесь в том, что эмитент захочет и сможет ее гасить. И последнее: в любом случае диверсифицируйтесь. Мы в нашем фонде, например, не вкладываем больше 5 процентов портфеля в одну облигацию, больше 10 процентов — в одну страну, больше 10 процентов — в одну отрасль. В итоге имеем в портфеле порядка 30 облигаций и чувствуем себя вполне комфортно. Но это мы, консервативные инвесторы.

В следующей части — о любимом продукте финансовых консультантов — структурных нотах. А любимый он, потому что самый маржинальный.

Оригинал статьи был опубликован на Сноб

Иллюстрация: Рита Морозова

6 уроков частным инвесторам от Андрея Мовчана. Урок первый: Комиссии

6 уроков частным инвесторам от Андрея Мовчана. Урок первый: Комиссии

 

У нас в Movchan’s Group сам собой образовался новый бизнес. Начинался он с невинного «А что вы думаете про бумаги XYZ…?» Когда рынок облигаций в начале 2018 года начал снижаться, запрос поменялся на: «Вы знаете, мне тут в банке накупили всякого, и что мне сейчас с этим делать?» Вскоре мы часто стали слышать: «А в целом можете посмотреть на портфель?» Можем, конечно, мы не ленивые. «А можно, вы на платной основе — а то бесплатно хорошо не бывает?» Мы решили — можно, и даже нужно: разумный взгляд требует времени, время стоит денег. Поэтому так получилось, что мы стали давать «независимое мнение по портфелю» по цене дорогой юридической консультации: говорим клиентам, что нам в портфеле нравится, что не нравится, почему, и что мы бы с этим сделали. И что вообще сделали бы с портфелем, исходя из запроса клиента по доходности, риску и горизонтам инвестирования. Пока ЦБ РФ изобретает кривую схему лицензирования инвестиционных советников (об этом будет отдельный пост — невозможно без стона смотреть на эту вечную скрюченность нашего регулирования), мы делаем это в нашем офисе на Кипре; если ЦБ все же сделает что-то приемлемое, можем и в Москву частично перенести. Но речь не об этом.

Накопив опыт анализа клиентских портфелей, мы решили сделать серию материалов о том, какие ошибки, а зачастую и злоупотребления, нам в этих портфелях попадаются. Затронем основные типы рыночных активов и инвестиционных продуктов, встречающиеся в клиентских портфелях: акции, облигации, структурные ноты, фонды, сырьевые товары и валюты.

Начнем мы с темы банковских и брокерских комиссий, которые зачастую съедают у несведущего инвестора неоправданно высокую долю доходности его портфеля.

Нам часто приносят отчеты, содержащие комиссии банка/брокера, и мы их тоже анализируем. И зачастую мы видим, что банки обдирают клиентов так, как стыдно даже мошенникам. Поэтому я просто приведу здесь «нормальные» комиссии, которые являются плюс-минус рыночными.

Нормальная комиссия за сделку по ликвидному и относительно ликвидному активу у небанковского брокера — до 0,05–0,1 процента от суммы сделки. У швейцарского банка — до 0,15 процента; если у вас счет больше 5 миллионов долларов — то не более 0,1 процента. Бывает, что устанавливаются минимумы; любой минимум для брокера больше 50 долларов, а для банка более 150 долларов — это грабеж. Любимые некоторыми брокерами с российскими корнями 0,5 процента за сделку — грабеж. Любимые некоторыми банками со швейцарскими корнями 0,3 процента — грабеж.

Нормальная депозитарная комиссия даже для швейцарского банка: 0,10–0,15 процента в год. Часто банки заменяют две комиссии (за сделки и депозитарную) одной «все включено» — ее размер в норме составляет 0,2–0,3 процента в год. В паре отчетов, которые мы видели, доходило и до 0,7 процента — полный грабеж.

«Нормальная» стоимость денег, если вы берете финансовый рычаг (leverage), на глобальных портфелях сегодня около 2,5–3 процента годовых. Вообще ставка LIBOR плюс 1 процент — это то, за сколько нормальный банк дает деньги на увеличение портфеля. Да-да, и под облигации, и под акции — но конечно не под margin trading, там ставки повыше. Но все равно не 8 процентов годовых и не 12, как мы уже обнаруживали в отчетах.

Отдельная тема — комиссии за покупки фондов. Даже злобный швейцарский банк не должен просить с вас больше 0,5 процента от суммы сделки за покупку неторгуемого фонда или ноты, больше 0,25 процента за торгуемый фонд и 0,15 процента за покупку ETF. Хотя бы потому, что за такую комиссию вы легко купите это через брокера.

Кстати, если вам предлагают платить еще комиссии «за ведение счета», как минимум сопротивляйтесь. Приличные банки и брокеры ограничиваются вышеупомянутыми комиссиями.

Внимательно изучайте все комиссии, которые с вас может брать ваш банк или брокер. И жестко торгуйтесь, если они выше рыночных. Именно так поступаем мы, когда управляем своими деньгами. Именно так поступают управляющие фонда ARGO, в котором размещаются и наши средства, и средства наших клиентов.

В следующей части — об ошибках и «подводных камнях» в портфелях облигаций.

Оригинал статьи был опубликован на Сноб

Иллюстрация: Рита Морозова